2 Декабрь 2013
Статьи Стихи

Предыдущая статья:

Следующая статья:

Стихи в альбом. Часть 4.

 

Продолжим 🙂

 

Когда горе внезапно постигнет тебя,
Иль измучают душу сомненья,
Иль погаснет последней надежды заря
И нигде не найдёшь ты забвенья,

Неудача какая тебя огорчит,
Тяжела ли покажется доля,
Иль измена коварных друзей поразит,
Или сломится крепкая воля,

Унесёт ли могила навеки с собой
Тех, кто дорог тебе бесконечно, —
Помни твёрдо, что здесь на земле, под луной,
Ни страданье, ни счастье не вечно.

Быстро годы проходят один за другим,
Принося нам то горе, то радость,
Но бороться с невзгодами мы не хотим,
Брать от жизни мы любим лишь сладость.

Безрассудным умом не хотим мы понять,
Что нас счастие слишком балует,
Что мы склонны в довольстве Того забывать,
Кто нам милости свыше дарует.

Кто к нам благ и готов без конца нас прощать,
Кто погибели нашей не хочет,
Но спасенье последнему грешнику дать
И бессмертие вечное может.

Не забудь же, что сладость блаженства узнать
И ценить настоящее счастье
Может тот лишь из нас, кто умеет страдать
И сносить терпеливо несчастье.

Мария Масленникова.

Стихотворение напечатано в журнале «Русский паломник» №25 за 1895-й год. Уметь страдать — прямо, профессия какая-то.

 

Зимние напевы.

I
Зимой исполнена душа поэта
Тоски и грусти потайной;
И смотрит день без ласки и привета
Зимой.
Тяжёлых дум безсвязный рой
Тревожит ум; сомненья ждут ответа.
Всё вокруг покрыто серой мглой…
О, если б проблеснул с небес луч света
И, мглу разсеяв над землёй,
Он светлой мыслью озарил поэта
Зимой!
II
Зима к нам пришла… И лениво, небрежно
Сменила блеск солнечный дней полутьма,
Всё вкруг приодела парчёй белоснежной
Зима.
Озёра и реки льдом крепким весьма
Сковала повсюду и с вьюгой мятежной
В просторе ликует и злится сама…
Мне кажется ныне: с красавицей нежной,
Весной, распростилась земля навсегда,
Когда всё сковала так ризою снежной
Зима.
III
Из-за туч с небес тайком
Смотрит месяц ясный;
Снег блестит вкруг серебром…
— Едем, друг прекрасный!..
— Эй, соколики, вперёд! —
Гикнет кучер лихо: —
Чарку водки поднесёт
За труды купчиха!..
И, как птица, полетит
Тройка борзых в поле;
Колокольчик зазвенит
Весело на воле.
— Едем!.. Ехать нам вдвоём
Ночью не опасно:
Снег блестит вкруг серебром,
Смотрит месяц ясный.

П. Л-инский.

Напевы опубликованы в журнале «Родина» №4 за 1905-й год.

 

Легенда.

Давно, давно случилось это.
В стенах обители святой,
Вдали от суетного света,
Спасался инок молодой.
Иона, так монаха звали,
Душою чист, как ангел, был,
О нём дурного не слыхали,
И всякий юношу любил.
Подвижник пламенный и нежный,
Любил он чудный Божий мир;
За жизнь в природе безмятежной
Не взял бы царских он порфир.
Нередко юного монаха
Видали иноки в лесу,
Он пел один вдали без страха
Природы ясную красу.
И часто думал он, взирая
На птиц, деревья и цветы,
О безконечной жизни рая,
О славе горней красоты.
Но вот однажды дух лукавый
Его блаженство возмутил
И сердце чистое отравой
Сомненья тайного смутил.

Ужели, думал он, возможно,
Чтоб слабый, бренный человек
В грядущей жизни непреложно
Блаженство пил из века в век?
Ужели райские селенья
В теченьи тысячи веков
Всё будут слабому творенью
Являть неведомое вновь?
Наскучит всё, и без отрады
Мы будем в вечности страдать;
К чему же райской нам награды
За подвиг иночества ждать?

Забыл монах часы отрады;
Тяжёлой думою томим,
В стенах обительской ограды
Он бродит сумрачно один.
Нередко ночью средь борнеья
С жестокой думою своей
Вставал молиться; но моленья
Не находил в груди своей.
Бесплодной бранью изнурённый,
Решился инок наконец
Поведать скорбь свою смиренно
Святому старцу; сей чернец
Уж много лет свою обитель
Святою жизнью прославлял
И духом горний небожитель,
Людские страсти исцелял.
О брате скорбном он молитву
Сначала тихо сотворил,
Потом на мысленную битву
Своим крестом благословил.

Иона духом оживлённый,
Пошёл от старца в ближний лес,
Желая там уединённо
Вознесть мольбу к Творцу небес;
И долго, долго в умиленьи
Он руки к небу простирал,
Молясь о прежнем согрешеньи,
Владыку неба призывал.
И вдруг незримо издалёка,
Уже вечернею порой,
Услышал инок, от востока
Промчался звуков чудный строй.
Всё ближе, ближе и яснее
Звучит величественный гимн,
И звуки льются всё стройнее
Напевом ангельским своим.
Напевы стройные менялись,
Звуча то ближе, то вдали,
Но лики певших не являлись
Не покидавшему земли.
Объятый трепетом священным,
Забыл Иона мир земной
И, песнью рая восхищенный,
Переселился в мир иной.

А. Кремлевский.

Стихотворение напечатано в двадцать шестом номере журнала «Русский паломник» за 1895-й год. Сама легенда об Ионе родилась в стенах Антониево-Сийского монастыря. Собственно, стихотворение завершает четвёртую часть статьи об этом монастыре.

 

Покорность.

(Письмо солдата из госпиталя.)

За Шахэ берегами,
Не жалея себя,
Мы дралися с врагами,
Русь родную любя.

Рвутся тучи шрапнели,
Взрывы очи темнят…
Им на смену запели
Сотни злобных гранат.

Потрясая штыками,
Наседал ярый враг…
Мы укрыли телами
Весь подбрежный овраг!

Отступить — отступили,
Вышел, значит, приказ…
Крови меньше пролили
Мы, чем слёз, в этот раз.

Приходилося жутко
В отступлении том,
Показалась минутка
Не минуткой — годком:

Что ни шаг, то преграда —
Чуть пробились к своим;
И из этого ада
Вышел я невредим!

Не затронула пуля,
Пощадила шрапнель,
Но меня, карауля,
Уложил тиф в постель.

Доктор баял сестрице,
Что надежда слаба,
Не в родной спать землице,
Знать, судила судьба.

Не рыдайте, дорога
В землю мне суждена, —
Всемогущего Бога
В этом воля видна!

Н. Кононов.

Из дневника.

Бывают порою мгновенья.
Закрадётся в сердце печаль,
И хочется смутно чего-то,
И смутно чего-то мне жаль.
Отдаться ли прошлому — будто
Там, в прошлом, отрадней жилось;
Поверит ли сердце — как много
Хороших в нём струн порваллось.
Заглянешь в грядущее — жутко
И больно, и страшно гадать! —
Что жизнь впереди мне готовит?
Чего от грядущего ждать?
Уж юности бодрые годы
Ушли без возврата назад,
А путь ещё, может быть, длинен,
В нём сколько, быть может, преград.
Паду ли я в битве неравной
С судьбою бесславным бойцом,
Шалунья ль Фортуна ошибкой
Ко мне обернётся лицом?..
Бывают порою мгновенья,
Когда ничего уж не жаль,
Но хочется взором пытливым
Проникнуть в туманную даль.

Т. Киселев.

Стихи опубликованы в журнале «Родина» №6 за 1905-й год. Первый стих — очередной «привет» с русско-японской.

 

Когда враги грозят бедою,
Их зла не бойся, не страшись:
Но с умилённою душою,
Воззри на небо и молись.

Да будет враг прощён тобою,
Пред ним, врагом, ты преклонись
И, чистый сердцем и душою,
Забудь обиду и молись.

Когда ж накадется судьбою
Твой враг, пред ним не возгордись
Но, с кротким сердцем и душою,
Ты за врага Творцу молись.

А. Корольков.

На преждеосвящённой литургии.

Ныне невидимо служат Владыке
Силы небесные с нами,
Ныне невидимо возле престола
Ангелы реют крылами.
Се бо невидимо сходит Царь Славы,
Бог и Владыка вселенной,
Се дориносится Тайна святая
Жертва за мир осквернённый.
С трепетом духи, Творца окружая,
В тайну проникнуть желают,
Жертву великую полные страха
Горним умом созерцают.
С верою чистой, с любовию в сердце
Приступим же, братья, к Святому,
Да будем причастники в жизни бессмертной
Источнику присно живому.

А. Кр..

Стихи напечатаны в журнале «Русский паломник» №27 за 1895-й год. С тезисами первого стиха, с некоторыми оговорками, я соглашусь, пожалуй…

 

Лес.

Дремлет шапкой косматой накрывшийся лес,
Смотрит он вдхновенные грёзы.
Сколько видывал в жизни он всяких чудес!..
Призадумались, стоя, берёзы.
Как хорош изумрудный их пышный наряд,
Их стволы так стройны, величавы,
Как их листья волшебно на солнце блестят,
Как их ветви свежи и кудрявы…
В стороне от подруг одиноко стоят
Две берёзы — то мать с своей дочкой;
На себя в ручейке они обе глядят
И дрожат их резные листочки.
— «Как люблю я наш лес это страдной порой,
Не страшна мне в нём бури угроза…
Никогда не расстанусь, родная, с тобой» —
Говорит молодая берёза.
А другая кивнула ей только в ответ
Да сильней закачала ветвями,
И последний слетел с головы её цвет
И, кружася, упал упал между пнями.
Из-за леса же грозная туча плыла
И свинцом небеса застилала;
Она лесу с собою грозу принесла…
Вот и первая капля упала.
Вот и гром прогремел. Лес всей грудью вздрогнул,
А с деревьев закапали слёзы;
И, услышав по лесу промчавшийся гул,
Затряслась молодая берёза.
Задрожали, проснувшись от грома, кусты,
Пригорюнились, долу склонились;
Попригнулись к земле и трава, и цветы
И алмазною пылью покрылись.
Снова молния в небе стрелой пронеслась,
Раздались громовые раскаты.
Лес угрюмо сказал: «Ну, чего разошлась?
Никогда, ведь, такой не была ты».
А над лесом сильней разразилась гроза,
Вихрт по лесу ударил, промчался,
И крупней полилася из тучи слеза…
Взвизгнул лес, задрожал, закачался…
Туча вдаль пронеслась. Лес свободно вздохнул,
Погрузился в любимые грёзы
И опять, улыбаясь, спокойно заснул…
Призадумались снова берёзы.
— «Мама, мама, скорее, скорей поднимись!
Слушай новую песню потока!
Гром и молния вместе туда понеслись,
Злая туча теперь уж далёко».
Так шептала берёзка, оставшись одна
Возле старой, убитой грозою.
И ветвями своими тянулась она,
Чтоб обняться ей снова с родною.
Но подняться опять не могла уже та:
Знать, погибла навеки берёза…
— «Мама, милая, встань», — шепчет ей сирота,
И блестят на листках её слёзы…

Владимир Ржевский.

Вьюга.

Мрак сгущается всё боле
В небесах и на земле,
Разыгрался ветер в поле,
Свищет, стонет он во мгле!

Пылью влажной, снеговою
Взоры путника слепит
И свирепою игрою
Запоздалого страшит.

Мрачно, жутко… Слабнут силы…
Ветра резкого порыв
То доносит вой унылый,
То отчаянья призыв…

И. Глухарева.

Грёзы и думы.

Грёзы заветные, грёзы умильные,
Спутники радости и утешенья,
Чувства горячие, чувства обильные —
Юности светлой вы якорь спасения.
Дали пред вами сверкают лазурные,
Просите солнца вы, ласк и объятия.
Просят и вгоре сомнения бурные
Благословления вместо проклятия.
Громче напевы из уст появляются,
Дух увлекают те песни всесильные.
С грёзой победной в грудь вольно вливаются
Чувства горячие, чувства обильные.
Думы тяжёлые, думы мятежные,
Старости старой пасмурной скрытые тернии,
Путь как сугробы наполнили снежные, —
С днём всё труднее, дух в тайном смятении
Что же осталось от жизни мучительной?
Ге же надежды и все упования?
Меркнет с годами их призрак спасительный
И умирают благие желания.
Речи чрез силу из уст появляются,
В них не звучат утешения нежные,
Только назойливо в душу врываются
Думы печальные, думы мятежные.

Дорог тот человек, кто любовью живёт.
Кто в грядущее верит, как в лучший оплот.
Только чувства отзывчивой, нежной души
Хороши!
Век расчётов — холодный, мучительный век.
Оскудели мечты, огрубел человек,
От борьбы изнемог и я вержен в крови
Бог любви.
Счастье, дружба — одни лишь остались слова:
Потеряли они над сердцами права,
И насилий, и зла, и корысти восстал
Идеал.
Счастлив тот, кто с открытою, чистой душой
К цели бодро идёт всё дорогой одной —
Не страшат того грозы случайной судьбы
Для борьбы.
Но тяжка тому жизнь, кто без веры глядит
В даль событий, и совесть холодная спит —
Для того чувств порыв к счастью, к дружбе святой —
Звук пустой!

Н. Голубцов.

Стихи напечатаны в журнале «Родина» №7 за 1905-й год. Последнее стихотворение, хоть сейчас в наше время. Что начало двадцатого века, что двадцать первого — всё одно.

 

Друг бездомный, сирый, голодающий,
Друг измученный трудом и нуждой,
Друг о помощи ко мне взывающий,
Вижу я тебя перед собой;

Вижу худобу и одеяние,
Умоляющий, унылый взгляд,
Слышу вопль твой жалобный, стенание,
И помочь тебе душевно рад,

Но придавленный нуждой суровою
Сам не вижу радостного дня,
И болит сочувствовать готовое
Горю ближних сердце у меня.

Ф. Пестряков.

Мира Спаситель, Учитель — небесному царству учил,
Птицу — Своё человечество под древом страданий укрыл,
Мечем страсти Своей оковы смерти расторгнул,
Бурей Своего воскресенья адское море взволновал,
Претерпевший страдания души грешных пленил.

На поле души Своей шатёр ума Он водрузил,
На голову сердца Своего венец прощенья возложил,
С плеч сердца Своего Он бремя мщенья скинул;
На пергаменте ног Его буквы гвоздя написаны,
Седину дум елеем надежды Он умастил;
Ноги жизни Его взошли на вершину горы;
Птица — Его человечество под древом страданий укрылась.

Неизвестный абиссинский автор.

Перевод О. Крыжановский.

Всё это напечатано в журнале «Русский паломник» №29 за 1895-й год. Последнее стихотворение взято мной из статьи «Абиссиния» о тамошней православной церкви. Такие стихи пишут в обучающиеся в местных школах. Неудобоваримый вид ему придаёт, я думаю, не очень точный перевод.

 

Любовь великая в былые дни страданья
Свои посеяла нам в сердце семена.
Так зёрна озими порою увяданья,
Порой осеннею земля принять должна.
О, бремя тяжкое осеннего посева!
И тучи низкие, и холод первых вьюг…
О, время чёрное тоски, сомнений, гнева,
Неосушимых слёз, неутолимых мук!
Мы проживём его! Дождей осенних слёзы
Вспоят и вырастят любви той семена…
И нынче, в дни зимы, когда царят морозы.
Нам светит издали грядущая весна!…

Б.Н.

Элегия.

Тих этот вечер торжественный, ясный,
Плавно на землю ложится роса;
Ночи лампада — блестящий, прекрасный
Месяц восходит, плывёт в небеса.
Глядя на ясность прозрачной лазури,
Можно ли думать о близости бури?
Сердце спокойно и ровно так бьётся,
Мук и волнений не знает душа;
Кровь беззаботно, бестрепетно льётся,
Будто в забвенье, струясь не спеша.
Чувствуя сладость покоя и счастья,
Можно ли ждать рокового ненастья?…

Т. Киселёв.

Стихи были опубликованы в журнале «Родина»  №8 за 1905-й год. Первое стихотворение эпиграф к повести Т.Н. Власовой «К одной цели».

 

I
Над книгой Божего завета
Люблю я сердцем отдохнуть —
Страницы, полные привета,
Отрадой согревают грудь.
Порой забудешь всё земное,
Мечтой умчишься в небеса,
И мнится, что постиг душою
И Божество, и чудеса.
И так легко на сердце стнает,
Как будто близок счастья луч,
И ждёшь, вот-вот он в душу канет
И лучезарен и могуч.
II
Как счастлив тот, кто верит свято
В ученье чистое Христа.
Его душа, как даль заката,
И безмятежна, и чиста.
Его не уязвит тревога —
Далёк он злобы и клевет;
Всем сердцем ощущая Бога,
Он верит в счастье, как поэт.
Печалью ль сердце обольётся,
Сомненье ль в душу западёт,
Любовь душевных струн коснётся
И снова сердце расцветёт.
И чудодейственною властью
Влекомый к светлым небесам,
Он говорит: где Бог — там счастье,
Бог в небесах — и счастье там.
III
Я сердцем чувствую Тебя
Везде, Господь, в сияньи дня
И на земле, и в небесах,
В былинке каждой и в цветах,
В грозе и в туче золотой,
В горах и в глубине морской,
В журчаньи тихом ручейка
И в дуновеньи ветерка,
В росинке, в капле дождевой,
В дыханьи ночи заревой,
В едва мерцающей звезде,
Тебя я чувствую везде!

Ив. Лялечкин.

Стихотворение было напечатано в журнале «Русский паломник» №30 за 1895-й год. Очень проникновенно — замечательное произведение. Странно, но в номере оно — одно.

 

На чужбине.

Я устал… Мне наскучила жизнь городская —
Этот крик, трескотня, этот стон, этот спор —
И душа запросила родимого края,
Захотелось ей в тишь, в деревенский простор.
И мне грезится сад, весь заросший крапивой,
И приветливый мрак средь высоких аллей,
И серебряный ключик в саду говорливый,
И авроры могучий певец-соловей.
И от оргий вдали я на травке зелёной
Отдыхаю в саду, в благодатной тиши,
Этой тишью, как-будто вином, опьянённый…
Ах!.. Когда же настанет покой для души?
И когда же избавлюсь от жизни я бурной,
На простор улечу деревенских полей,
И когда ж я увижу свод неба лазурный
Моей родины, милой и тихой моей?..

С. Ц-в.

В тоске.

Умчалися юности чистые грёзы,
Надежды рассыпались прахом земли,
Отчаянье, муки, сомненья и слёзы
Мне на душу камнем тяжёлым легли.
Весёлые дни омрачило ненастье,
Остыла с годами кипучая кровь…
Не верю в земное я прочное счастье,
Зову я обманом людскую любовь!
И кажется мир мне огромной пустыней…
День кажется годом — конца ему нет…
Ум праздный тупеет в тоске и кручине
И блёкнут мечты, словно осенью цвет!..

Вадим Баянов.

Родное небо.

Скучное небо висит надо мною,
Точно свинцовой, сплошной пеленою.
По небу серой, бесформенной кучей
Тянутся медленно сонные тучи
И, незнакомые с южной грозою,
Тихо роняют слезу за слезою.
Красного солнышка, весел, могуч,
И не проглянет живительный луч
Звёзды ночные и те не видны…
Вот оно, небо родной стороны!

Ар. Селиванов.

Стихи опубликованы в девятом номере «Родины» за 1905-й год. Первое стихотворение очередное посвящение урбанизации, второй — явное описание кризиса «переходного возраста», третий — толи шутка, толи плач — я не понял.

 

Похожие записи:

Предыдущая статья: Следующая статья:
≡ Объявления
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Объявления
 Наука
Спиралевидный двигатель
 Подпишитесь на новости сайта
 Фонтан
Фонтан
Бросьте монетку :)
Свежие записи
Русские журналы © 2017 ·   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх