«Нива» №8,  год 1870-й. Фельетон.

(Кое что о днях минувших и настоящих.Земство и народное образование.Земледельческие приюты. Сбытчики фальшивых ассигнаций в Одессе.Дама с пистолетом в театре.).

   Было время, читатель, когда общественная жизнь русского человека не испытывала никаких треволнений, оставаясь такою же спокойной и невозмутимой, как гладкая поверхность озера в тихий летний день. Что бы не делалось вокруг нас, вне известного кружка нам не было никакого дела; вся наша забота ограничивалась своей собственной передней — и только в весьма редких случаях личный интерес уступал интересу общества. Те же стремления проглядывают, довольно заметно, и теперь в среде лиц, не легко расстающихся со старым порядком вещей; зато мы с удовольствием можем указать на значительное число лиц, деятельность которых не носит исключительно личного характера, но имеет и общественное значение. Возьмем, например, деятельность земства — этого официального представителя русского общества перед правительством. Каждый из представителей земства в своих действиях имеет в виду прежде всего интересы своего сословия, но это нисколько не мешает ему относиться сочувственно к тем вопросам, которые имеют значение для лиц иного состояния. Из отчетов заседаний земских собраний за минувший год — мы видим похвальную готовность земских деятелей способствовать поднятию уровня народного образования, которое, как известно, находится у нас в положении довольно неудовлетворительном. Кроме недостатка денежных средств на содержание училищ, у нас нет и лиц способных посвятить себя учительской деятельности. В этом последнем отношении земским деятелям Новгородской губернии принадлежит прекрасный почин устройства школы для приготовления народных учителей из крестьян. Насколько эта мера может считаться необходимой и полезной, легко убедиться, если обратить внимание на личный состав народных учителей. Обучение крестьянских детей в сельских школах чаще всего вверяется: или местному причту, или же наставникам из семинаристов. Беспристрастная оценка педагогической деятельности этих последних лиц выставляет на вид тот совершенно понятный факт, что учителя из семинаристов смотрят на свои занятия как на дело, которому они посвятили себя временно и которое они бросят при более выгодном предложении. Отсюда частая смена учителей — и школа остается временно без преподавателя. Тот же недостаток существует и в тех училищах, где преподают сельские священники: вследствие соединения нескольких разнородных обязанностей, священникам приходится отвлекаться от своего побочного занятия в школе, для исполнения главных обязанностей в качестве пастырей церкви. При таком положении дела, мысль образовать учителей из среды крестьянской — есть тот логический вывод, к которому необходимо должно было придти земство, и мы надеемся в недалеком будущем встретить наставниками народных училищ не те лица, которых безвыходное положение в жизни заставляет пускаться в педагогическую деятельность, но более даровитых представителей сельского населения.

   От вопроса народного образования, принимающего по инициативе новгородского земства иное, более отвечающее современным нуждам направление, следует перейти к вопросу не менее важному и имеющему в своей основе также образование, только не сельского, а городского трущобного люда.

   Кому приходилось заниматься воспитанием детей, тому конечно известна та несомненная истина, что ребенок, получая первые понятия и привычки из окружающей его среды, бывает одинаково впечатлителен как к хорошему, так и к дурному. Сумма этих впечатлений определяет его будущие убеждения — и обусловливает, направление его дальнейшей деятельности. Отсюда, чем полнее и правильнее будет развитие в ребенке нравственных основ, тем в будущем его ожидает лучшая участь, и наоборот, при полном незнании и неумении отличать хорошее от дурного, ребенка ожидает самая шаткая будущность. При такой зависимости от воспитания, на долю бедных и сирот выпадает грустная участь, чаще чем на детей достаточных родителей. Правда, у нас существует не малое число приютов не только в обеих столицах, а даже и в губерниях, в которых правительство и частная благотворительность имеют в виду воспитание бедных и круглых сирот; но эти приюты так переполнены, что зачастую отказывают в приеме ребенка на воспитание. Что ж остается делать бесприютным, если и тут не выручит их частная благотворительность? Одно из двух: или умереть с голоду, или же заняться побиранием-нищенством — и войти в ту удушливую атмосферу трущобного мира, который обезображивает характеры, подготовляя будущих бродяг, воров и т.д.. Объем нашего журнала не позволяет нам остановиться на разборе статистических данных, доказывающих прогрессивное развитие числа преступлений; скажем только, что на долю этих несчастных выпадает до 10% общего числа преступлений совершаемых в России!

   В виду этих данных и всем известного недостаточного числа исправительно-воспитательных заведений в России, а также и того пагубного влияния, какое оказывает на несовершеннолетних преступников заключение в тюрьме, как бы прекрасно в будущем эти места заключения ни были устроены, — нельзя не приветствовать зрелую мысль устройства земледельческих колоний, в которых малолетним преступникам и нищим было бы дано необходимое практическое воспитание, обеспечивающее их дальнейшую будущность. Устав подобного учреждения под названием «общество земледельческих колоний и ремесленных приютов» утвержден г. министром внутренних дел 15 января.

   Но довольно о вопросах, практичность которых покажет будущее; перейдем к настоящему.

   Из Одессы пишут, что там пойманы сбытчики фальшивых ассигнаций. При аресте найдено, говорят, около 30 тысяч наличными деньгам и, сделанными так хорошо, что трудно отличить от настоящих. Продажа их в Одессе, по слухам, шла до того успешно, что в короткое время продано на сумму 2-х миллионов; сбытчики имели агентов в Херсоне, Николаеве, Харькове и других местах южной России. Говорят, что много лиц привлечено к этому делу — и даже некоторые из довольно хорошо обставленных.

   В Москве недавно случилось происшествие, составляющее предмет самых разнообразных толков местной публики. При начале спектакля в большом театре к содержателю театрального буфета, как пишут в одной Московской газете, подошла дама, передала ему небольшой пистолет и просила сохранить его до конца спектакля, предупреждая, что пистолет заряжен. Буфетчик взял пистолет у барыни, но затем заявил о нем кому следует. Полиция принялась отыскивать барыню — и нашли ее сидящей в креслах амфитеатра со своею дочерью. Обе они были приглашены в контору. Барыня оказалась поручицей Е-вой. Она женщина лет за сорок и у нее дочь — молодая и красивая девушка. Про переданный ею буфетчику пистолет она объяснила, что носит всегда с собою огнестрельное оружие для безопасности, как собственной, так и своей дочери. Она откровенно призналась что без заряженного оружия в кармане у ней душа не на месте.

Если это и плохая шутка, то все же бывают шутники гораздо хуже, хотя бы из тех, что одержимы непреодолимою страстью знакомиться, не разбирая обстоятельств времени и места.





Похожие записи:

≡ Объявления
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Объявления
 Наука
Спиралевидный двигатель
 Подпишитесь на новости сайта
 Фонтан
Фонтан
Бросьте монетку :)
Свежие записи
Русские журналы © 2017 ·   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх