«Нива» №2,  год 1870-й. Фельетон.

(Русские святки.Нечто о народной поэзии и литературная новость.Елки и дни предшествующие праздникам.Концерт певцов итальянской оперы, выставка картин профессора Айвазовского, микроскоп Тицнера и цирк Гинне.Петербургское земское собрание, статистическая народная перепись и общество покровительства гувернанток.Новый год.).

   Бойко и размашисто проносится по снежному пути ямщичья тройка; далеко, извилисто тянется «столбовая» дорога; режут железные полозья окреплый снег, а наш северный морозный ветерок дозором ходит, свежим снежком следы запорашивает. Разукрашен пышно дремучий бор, блещетъ инеем-мхом и сосна, и ель, и пушисто разубраны кустики; зашумит ветерок — и лес словно живой пеленою кристальной оденется. Заметёт, завертит по поляне порой, словно туча столбом поднимается, но уляжется метель — и невидно следа…

   Свет Егорий с гвоздем, а Никола с мостом, стали реки большие и малые, лишь «полынья» на них страшным зевом глядят, ребятишкам на страх на диковинку. Чу! И праздник на дворе: отворяй ворота, выходи стар и мал, православные…

   И широким, неудержимым потоком разлилось по русской земле рождественское веселье. Расправляются тяжелые морщины на изнеможенном челе белоруса, этого упорного труженика и покорливого сына нашей неблагодарной средней полосы России, где каждый шаг обрабатываемой земли буквально обливается потом; — отправляет торжественные обряды святочного праздника с не меньшим удовольствием и малоросс, обитатель юга России, этой богатой и привольной хлебородной залежи; — за Уралом и по склонам Кавказа, вплоть до восточной границы Руси, в одинаковой степени чувствуется приближение «русского» праздника, почти в одинаковой степени воплотившегося в легендарной поэзии всех племен народа. Обычным чередом тянутся святочные увеселения с неразлучными при этом христославными рацеями, колядами и щедривками, и заповедными гаданьями.

   Целые столетия переживают остатки языческой обрядности, и народ наш, столь наклонный к мистическим верованиям, все еще продолжает детски верить в чудесные свойства гаданий — хлебным зерном, птицей, уловом рыбы и проч. Но нигде язычество не оставило столько следов, как у обитателей так-называемой Украйны. Бессознательно наследуя от предков некоторые обычаи, украинцы при отправлении своих празднеств невольно вызывают из памяти сказания о празднествах в честь Перуна, Дажбога, Волоса и друг., так как приемы и чествования душ умерших людей и свадебные обряды сохраняют в этой среде и до сей поры свой первоначальный мифический характер. Художественные очерки Гоголя (столь близко знакомого с бытом народа издревле поселившегося по Днепру, Днестру, Бугу) отчетливо передают поэтические наклонности обитателей раздольных степей, названных весьма справедливо русской Италией. Не взирая на истечение двух столетий с момента слияния племен, возродившихся из общего славянского корня, — нынешние представители казачества упорно сохраняют не только заветы своей «батькивской» старины, но даже и типичность костюма. Взглянувши на серую свитку и червонные чоботы малороссов, невольно вспоминаешь и про кузнеца Вакулу, ездившего верхом на сатане в Петербург, и про чернобровую Оксану, пожелавшую иметь вместо свадебного подарка те самые черевички, в которые обувается царица…. Эти золотые призраки причудливой фантазии, воспроизведенные пером художника, выхвачены из жизни изобилующей таким богатством нетронутых сил.

_____

   Странна судьба русской народной поэзии! Исторические её памятники, начиная от древнейших, остаются разбросанными по разным сборникам и мало обработанными. Собиратели же наших пословиц, песен и былин ограничиваются добыванием сырых материалов — и вероятно только будущие поколения разрешат задачу сведения их в стройное целое.

   Говоря строго, и до наших дней еще не было выяснено историческое значение таких гигантских памятников родного слова, каково напр. «слово о полку Игореве», и только в самое последнее время сделана попытка — надлежащим образом познакомить читающую публику с этим значением и красотами подлинника. Мы говорим о имеющем появиться в печати художественном переводе «слова о полку Игореве» А. И. Майкова, с предисловием, бросающим совершенно новый свет на древнейшее из русских поэтических произведений. Нельзя не пожелать, чтобы пример одного из немногих русских поэтов-художников вызвал как можно более последователей в среде молодых писателей: на этом пути есть над чем и стоит потрудиться.

_____

   Празднование святок в городах, разумеется, совершенно отлично от народного. Граждане, именуемые «обывателями», изобретают более разнообразные забавы. Для семейных кружков классический запад пересадил на русскую почву «елку». Это эмблематическое вечно-зеленеющее деревцо, парафиновое освещение, китайские фонарики, золотые орешки с конфектами и всевозможные сюрпризы — как-бы стягивают во едино но нескольку семейств; праздники «елок», столь радостно встречаемые подрастающим поколением, в тоже время служат преддверьем праздников, ожидаемых взрослыми.

   Наш туманный Петроград особенно интересен для наблюдателя в дни предшествующие праздникам. Еще за долго до Рождества по улицам столицы тянутся возы, до невозможности нагруженные по местному выражению «живностью». Эта «живность» путешествует по улицам Петербурга, в образах говяжьих и бараньих туш, дичи и замороженной домашней птицы. Представители «живности» всех родов и видов стекались к одному преимущественно пункту — пункту, у которого группируется весь плотоядный Петербург — «Сенной площади».

   Читатели этих строк, вероятно, не забыли «Петербургских Трущоб» и той роли, которую играет «Сенная» для алчущего и жаждущего населения Петербурга и — действительно, только лишь в праздничные дни обитатели «Вяземского дома, Таировской дачи и Малинника» выползают из своих нор и трущоб на свет Божий. С утра и до вечера шум и гам стоит над «Сенной», отдаваясь далеко по сторонам. Подвижные лавочки, балаганы, возы чуть не приступом берутся назойливыми покупателями. Недостаточный класс населения со всего Петербурга стекается на «Сенную», пестрота и смешение костюмов и языков необычайные. В этой вечно двигающейся толпе столичного пролетариата, голодное, оборванное человечество блуждает по «Сенной», пожирая все съедобные богатства, привезенные в Питер неряшливым «чухной» и аккуратным немецким колонистом.

   В последнее время в Петербург было привезено огромное количество съестных припасов, и цена им сравнительно стояла невысокая, хотя большинство населения, напуганное пожаром Мстинского моста, и увеличившеюся за недостатком подвоза дороговизною, ожидало баснословных цен на продукты.

_____

   Но заботясь о «хлебе насущном», Петербург, в то же время, не забывает об эстетических наслаждениях.

   Правда, в Александринском театре частенько распевают «птички певчие», но зато в Мариинском поставлена одна из Мейерберовских опер — инкогнито под именем «Иоанна Лейденского», а певцы итальянской оперы устроили истинно музыкальное торжество, прекрасно составив концерт, на котором исполнена была между прочим целая обедня Россини, а в виде дивертисмента — симфония Tran-Tran, во время которой г. Цуккини весьма комично изображал капельмейстера, учащего свой оркестр, подпевая всем инструментам.

   Другим, не менее блистательным праздником, для всех поклонников искусства, является текущая выставка картин профессора Айвазовского, в залах императорской академии художеств; нежданно-негаданно, словно по мановению волшебного жезла, как бы развернутый боевой строй, вытянулся пред ее посетителями целый ряд произведений (24 картины) волшебной кисти знаменитого пейзажиста; особенно хороши: «вид Тифлиса», «Дарьяльское ущелье», «обвал на Тереке» и громадный по длине холст: «панорама Кавказа с северных вершин». Последний пейзаж — истинное торжество перспективы: это поля рдеющих колосьев, низменно узенькой полоской стелющиеся по плоской равнине, а над ним широкая кайма небосклона; глаз останавливается лишь на двух-трех фигурах конных и пеших горцев, но и те почти на первом плане, а даль цепи гор тем не менее несомненно и непроглядно тянется в бесконечное пространство за рамкой, и еще поразительней, еще глубже перспектива чистого прозрачного воздуха.

   Любителям естественных наук г. Тицнер ежедневно показывал свой солнечный микроскоп, увеличивающий в 1.000,000 раз и отражающий на стену все чудеса водяной капли, уксусного брожения, сырной плесени и проч.

   Наконец, охотники до зрелищ, сопряженных с более или менее сильными ощущениями, могли любоваться гоньбой оленей в цирке Гинне, где около тридцати дам и кавалеров, в кармазине английских спортсменов, очертя голову несутся верхом в карьер через изгороди и по гигантским ступеням на лестницу, — а также изумительно выдрессированными конями, которых на свободе выводит Эмма Чинизелли, мастерством и веселостью клоунов, братьев Присс и проч. и проч..

_____

   Более солидное население столицы занималось в последнее время трактатами о результатах заседаний петербургского земского собрания. Нельзя не поблагодарить земство за его хлопоты по вопросу о развитии народного образования, на что ассигновано до 15 т. р. сер. Одним из гласных собрания даже был возбужден вопрос о составлении особого элементарного руководства для сельских начальных школ, — думаем, что подобное мероприятие на пользу образования народа не может принести особенной пользы, так как за последние пять лет русская педагогия успела выработать прочные начала элементарного образования и издано много руководств, вполне удовлетворяющих своему назначению.

   Если земские собрания прошли мирно и спокойно, то статистическая народная перепись не обошлась без курьёзов. При собирании статистических сведений даваемы были такие отзывы — в графе: холост или женат — отмечалось: «от того и другого не прочь»; на вопрос о роде занятий, писались такие ответы: «упражняюсь на гармонике» или «отыскиваю квадратуру круга и законы вечного движения». Licet Baeotiam adire!

   Нельзя также пройти молчанием или, вернее сказать, нельзя не пожалеть, что «Общество покровительства гувернанток» столь мало пользуется всеобщим сочувствием. Недавно, названное общество собиралось для обсуждения вопросов, касающихся интересов лиц состоящих под его покровительством. К сожалению, наша пресса отнеслась к этому событию весьма хладнокровно и упомянула о нем вскользь. Мы слышали, что в последних числах минувшего декабря назначено было годичное заседание общества, о результатах которого не замедлим сообщить.

_____

   Новый 1870 год пожаловал в невскую столицу с надлежащею торжественностью. Магазины украшаются разнообразными nouveautés du jour; улицы пестреют цветными нарядами прохожих; фонарные столбы и перекрестки улиц увешаны афишами: о спектаклях, маскарадах и клубных вечерах; разносчики газет звонче обыкновенного выкрикивают заглавия брошюр и книжонок, посвященных новому году и новым ожиданиям; все и вся хлопочет, суетится и волнуется… Один лишь только старый год, с величавым спокойствием, подобно статуе командора, смотрит на своего юного победителя и как бы спрашивает: что-то напишет человечество на без девизном щите счастливого соперника? «Chi lo sà?» лепечет как и всегда не кстати подвернувшийся, вечно-глупый Лепорелло.

   Le roi est mort, vive le roi! С новым годом, читатель!

А.





Похожие записи:

≡ Объявления
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Объявления
 Наука
Спиралевидный двигатель
 Подпишитесь на новости сайта
 Фонтан
Фонтан
Бросьте монетку :)
Свежие записи
Русские журналы © 2017 ·   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх