«Нива» №51,  год 1870-й. Политическое обозрение.

   Известная читателям нота графа Бисмарка о нарушении нейтралитета Люксембургом — возбудила столько разноречивых толков в политических кружках и в газетах, что вызвала обширную статью в официальной берлинской Nord-deutsche Allgemeine Zeitung, от 19-го декабря, в которой подробно изложены как положение люксембургского герцогства, установленное лондонским трактатом 1867 года, так и поводы к неудовольствиям против нарушения трактата, возбужденным в Пруссии, и правительством, и населением означенного герцогства. В сущности статья официозной газеты есть развитие ноты графа Бисмарка — и в эаключение ее говорится, что Пруссия имеет полное право требовать вознаграждения за убытки, нанесенные ей несоблюдением нейтралитета со стороны Люксембурга. He смотря на это объяснение признанного органа графа Бисмарка, большая часть газет продолжает утверждать, что занятие Люксембурга прусаками, есть уже дело решеное, а в Frankfurter Journal находим даже известие, что для занятия этого герцогства и устройства военного кордона на голландской границе, из Форбаха, с 13-го декабря двигаются отряды немецких войск, что на железной дороге беспрерывно подвозятся орудия и боевые материалы, и что к этим отрядам должен присоединиться прусский корпус, осаждавший Тионвиль.

   В Люксембурге прусская нота произвела величайшее волнение. Патриотический комитет, стоявший прежде во главе агитации против присоединения герцогства к Германии, организовал общую петицию к королю нидерландскому, в которой жители Люксембурга умоляют своего короля великого-герцога охранить их независимость, и утверждают, что они всегда твердо сохраняли правила своего нейтралитета, и что прусское правительство введено было в обман ложными донесениями. Петиция эта, покрытая тысячами подписей, вызвала со стороны короля следующий ответ, сообщаемый в телеграмме из Люксембурга от 19-го декабря: «Я одобряю во всех пунктах действия люксембургского правительства. Мы будем общими силами защищать лондонский трактата 1867 года и охранять независимость и честь нашей страны». Вместе с тем люксембургское правительство отправило в Берлин ответ на ноту графа Бисмарка, в котором оно доказывает, что притязания Пруссии основаны на неверных сведениях и что Люксембург строго соблюдал все правила нейтралитета. Ответ этот сообщен был правительством люксембургской палате в заседании 21-го декабря. Палата одобрила его и выразила желание точного соблюдения нейтралитета и на будущее время, — причем выразила мнение, что положение Люксембурга не может быть изменено без согласия самой страны и держав, обеспечивающих ее нейтральное положение.

   Из ответов иностранных держав на прусскую ноту, нам известен только (по сообщениям английских газет) ответ британского министра иностранных дел графа Гранвилля, в котором говорится, что нарушение нейтралитета люксембургскими властями может дать Пруссии право не уважать нейтралитета Люксембурга во время войны; но британский кабинет находит, что подобное нарушение нейтралитета не освобождает Пруссию от постоянных обязательств относительно держав, гарантировавших нынешнее положение Люксембурга. Нота лорда Гранвилля заключается выражением надежды, что Прусия не прибегнет к решительным действиям и тем облегчит применение к делу теории полюбовного соглашения, изложенной в ноте графа Бисмарка.

   Что касается до так-называемого Черноморского вопроса, толки о котором наполняли все газетные столбцы, то, с назначением конференции по этому делу, оно повидимому вступило в миролюбивый период; по крайней мере в газетах не встречается ни каких возгласов против честолюбивых намерений Poccии, которые впрочем победоносно опровергло русское правительство обнародованием документов по этому делу. Вопрос об участии Франции повидимому улажен, так как есть известие, что представителем ее на конференции будет г. Тьер. Лондонская телеграмма от 23-го декабря извещает, на основании сведений из министерства иностранных дел, что конференция по Черноморскому вопросу откроется в Лондон 3 января/22-го декабря.

   Дело объединения Германии вступает в свой заключительный фазис. Ландтаги южно-германских государств одобрили заключениe договоров, и образование нового Германского Союза можно считать делом оконченным. 19-го декабря депутация рейхстага торжественно поднесла в Версале королю Вильгельму адрес, в котором изложены желания Германии и предлагается его величеству титул германского императора. В ответе своем король выразил благодарность рейхстагу за доставление средств к ведению войны и к завершению дела объединения Германии, потом произнес следующие слова: «призыв короля Баварского — восстановить императорский сан древней Германской империи — возбудил мое глубочайшее сочувствие; но вам известно, что в этом вопросе, касающемся стольких высоких интересов и воспоминаний немецкой нации, решение мое не может зависеть от моего собственного чувства или суждения. Только в единодушном заявлении германских государей и вольных городов, и в согласном с ними желании всей немецкой нациии и ее представителей, я увижу призыв Провидения, коему и осмелюсь последовать в уповании на благословение Божие».

   Между тем кровопролитная война продолжается неослабно, и для ведения ее обе воюющие стороны напрягают все свои силы. Поголовное ополчение во Франции создает все новые армии, а из Германии двигаются на театр войны новые корпуса. Тяжелые осадные орудия, как извещают прусские газеты, направляются из Шпандау и других крепостей к Парижу, что ясно свидетельствует, что бомбардирование этого города (которого громко требует общественное мнение Германии, желающей покончить скорее с войной) имеется в виду, хотя до сих пор еще нет сведений, когда предполагается начать это бомбардирование. В газетах сообщают также, что южно-германским государствам дано предписание выставить еще 150,000 войска, и что Северо-Германский Союз изготовляет с своей стороны новую армию в 250,000 человек. Под Парижем, после больших вылазок в первых числах декабря, до последнего времени военных действий не было, и возобновились они, (как извещают телеграммы) 21 декабря. Французы сделали довольно значительную вылазку под предводительством Дюкро и Винуа, заняли местечки Стен и Бурже, которые после жаркого артиллерийского дела были снова отбиты немцами.

   Что касается, до действий на Луаре, то после четырехдневных кровопролитных сражений при Божанси, французская армия отступила на запад, и как сообщают телеграммы, придвинулась под предводительством генерала Шанзи к ле-Ману — очевидно с целью соединиться с ополчениями, выступившими из Бреста и Шербурга, и попытаться исполнить с запада тот план, который не удался Ореллю при его движении от Орлеана, то есть пробить ряды немецких армий, облегаюших Париж, и соединиться с парижскою армией, когда последняя предпримет новую вылазку всею массой. Между тем немецкие войска дошли до Тура, откуда, при известии об их приближении командовавший там гарнизоном, по переселении правительства в Бордо, генерал Соль немедленно выступил (за что он и лишился командования по распоряжению г. Гамбетты); телеграмма из Версаля от 23-го декабря извещает, что Тур занят немецкою дивизией армии принца Фридриха Карла, после краткого сопротивления жителей. Что касается до общности военных операций, то указание на них мы находим в Schlesische Zeitung, сообщающей обыкновенно самые точные сведения по этому предмету. По словам этой газеты, движение немецких армий на юг не пойдет далее берегов Шера, между тем как на востоке оно остановится у осады Бельфира и на линии Уаньйона, но что для окончательного преобладания в территории, обозначенной этими границами, сделаны будут еще некоторые наступательные движения на запад и север. Что касается до армии генерала Мантейфеля, то назначение ее — занять как можно более пространства между Парижем и западным берегом; но она не будет двигаться далее к северу, так что крепость Лилль останется вне круга ее операций. При таком распределении армий, присовокупляет, Schlesische Zeitung, военные власти полагают возможным ожидать капитуляциюо Парижа, которая по их мнению должна последовать не далее как через месяц и положить конец войне.

   Министерский кризис в Греции; которого ожидали вследствие настоятельных требований кабинета Делигеорги о распущении палаты, произошел 19-го декабря. Вследствие решительного отказа короля на такую меру, министерство вышло в отставку, и его величество поручил составление нового кабинета г. Комундуросу, что и было им исполнено: сам он получает президенство совета и портфель внутренних дел; министром иностранных дел назначен г. Христопуло, министром юстиции — г. Котоставрос; военным — г. Боцарис; юстиции — г. Сотиропуло; морским — г. Паргирос.





Похожие записи:

≡ Объявления
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Объявления
 Наука
Спиралевидный двигатель
 Подпишитесь на новости сайта
 Фонтан
Фонтан
Бросьте монетку :)
Свежие записи
Русские журналы © 2017 ·   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх