«Нива» №49,  год 1870-й. Политическое обозрение.

   Депеша русского государственного канцлера, обнародованная в Правительственном Вестнике, свидетельствует до очевидности, что заявление России об отмене некоторых статей Парижского трактата 1856 года — было вызвано только необходимостью обезопасить наши границы со стороны Черного моря, но отнюдь не обозначало желания русского правительства уклониться от миролюбивой и честной политики, которою оно постоянно руководствовалось, или возбуждать снова восточный вопрос. Это поняли наконец европейские официальные органы, тон которых по означенному вопросу в последнее время значительно изменился в пользу России. Что касается до официальных сообщений, то из ответной депеши лорда Гранвиля, британского министра иностранных дел, от 28-го ноября, на депешу русского государственного канцлера от 20-го ноября, мы видим, что и английское правительство, более всех встревожившееся русским заявлением, значительно успокоилось и выражает надежду на устранение препятствий к обоюдным дружественным отношениям. Далее английское правительство заявляет, что оно не имеет ничего возразить против принятия прусского предложения о конференции и приступить к рассмотрению предложения России, как исходящих от дружественной великой державы. Сколько можно судить по всем известиям, все державы выразили свое согласие на означенную конференцию, местом собрания коей окончательно назначен Лондон. Повидимому не решен только вопрос, каким образом будет участвовать в конференции Франция. Участие ее, как великой державы, считается необходимым; но так как она не имеет настоящего правительства, то присутствие ее уполномоченного на совещании европейских государств сопряжено с некоторыми затруднениями, которые до сих пор не устранены. Хотя предложение о конференции исходит от Пруссии, но так как она находится в войне с Францией, то предположено, как уверяют некоторые газеты, чтобы приглашения на конференцию разосланы были Англией.

   С театра военных действий получаются беспрерывно противоречащие известия. Мы сообщали уже, в нашем последнем обозрении, о большой вылазке парижского гарнизона в ночь с 29-го на 30-е ноября и о сражениях продолжавшихся два дня под Парижем. Полученные затем подробности разъясняют до некоторой степени прежние известия. Вылазка, под начальством генералов Трошю и Дюкро, произведенная массой парижской армии в числе 200,000 человек, действительно имела в начале успех. Генерал Дюкро перешел Марну, занял три местечка, находившиеся в руках немцев, — и принудил последних отступить; но они заняли крепкую позицию в двух милях от прежней, и, получив подкрепления, ударили 1-го декабря на французов, которые и принуждены были снова отступить за Марну. 2 го декабря военные действия были приостановлены на несколько часов, для погребения убитых. Число убитых значительно с той и другой стороны, но до сих пор трудно определить его в точности, так как известия из того и другого лагеря сильно разноречат между собою. Вообще это последнее дело под Парижем было нерешительно, так как ни та, ни другая сторона не могут приписать себе победы, и обе понесли значительные потери. В виду этих кровопролитных сражений, прусские газеты все громче и настоятельнее начинают требовать немедленной бомбардировки Парижа, которая, по их мнению, должна положить конец войне и сломить упорство французского правительства национальной защиты. Может быть военные начальства немецких армий и имеют в виду начать эту бомбардировку, так как все приготовления к ней уже сделаны и войска, стоявшие в различных местах Франции, постепенно стягиваются к Парижу, — но до сих пор на этот счет нет никаких определенных известий.

   Что касается до действий на Луаре, то успех немецких войск не подлежит сомнению, так как непосредственным результатом его было очищение французами Орлеана, последовавшее 4-го декабря. Успехом своим немцы обязаны стратегическому искусству принца Фридриха-Карла, доказавшему при этом деле еще раз свои блистательные воинские даровашя. Луарская армия, организованная неусыпными трудами г. Гамбетты, и по его собственнымъ словам заключающая в себе до 200,000 солдат при 500 орудиях, выступила против армии принца Фридриха-Карла и герцога Мекленбургского — с очевидною целью прорвать неприятельские линии и соединиться с парижскою армией, которая должна была одновременно произвести общую вылазку (вылазка и была произведена, как сказано выше); но фланговые движения принца Фридриха-Карла и герцога Мекленбургского заставили главнокомандующего луарскою армией, генерала Орелля, раздробить свои силы: он направил значительные корпуса на правый и левый фланг — и растянул на слишком большое пространство фронт своей армии. Правда, он одержал некоторые успехи при Терминье и Бон-ла-Роланде, но эти успехи не имели никакого значения, ибо принц Фридрих-Карл тотчас же сосредоточил свои силы, ударил при Артене в растянутый центр луарской армии и разбил его. Удар был до такой степени неожиданный, что генерал Орелль видимо растерялся. и нетолько отступил в свои укрепленные позиции, но 4-го декабря сдал Орлеан — и даже при такой странной обстановке, которая свидетельствует, до какой степени он упал духом. Когда наконуне он объявил депешей в Тур, что находит невозможным держаться в Орлеане, то турское правительство выразило свое согласие на очищение этого города; но затем, Орелль прислал другую депешу с известием, что он переменил распоряжения и будет отстаивать Орлеан. Но прошло несколько часов — и Орлеан был очищен, о чем правительству донес уже не сам Орелль, а от его имени генерал Нальер. До сих пор такой странный образ действий главнокомандующего луарскою армией еще не объяснился. Факт тот, что луарская армия отступила и заняла позицию за Орлеаном, и предводителем ее назначен генерал Шанзи. 8-го декабря на нее снова напали соединенные силы армий принца Фридриха-Карла и герцога Мекленбургского, но телеграммы, извещающие об этом сражении, происходившем при Божанси, до такой степени разноречивы, что трудно определить его положительные результаты; из версальской телеграммы от 9-го декабря мы видим, что немцы заняли Виерзон, в 25 километрах к юго-западу от Орлеана на железной дороге в Тур, и что часть немецкой армии двигается за отступающею французскою армией к Буржу. Свидетельством о новых успехах немецких армий служит и то обстоятельство, что турское правительство объявило о перенесении своей резиденции в Бордо, так как п ребывание в Туре оказывается ненадежным. На севере Франции немцы также одержали успех, и заняли Руан корпусом генерала Мантейфеля.

   Важный вопрос объединения Германии можно считать уже совершившимся фактом. Обсуждение договоров, заключенных между Северо-Германским Союзом и южно-германскими государствами, происходило в заседании северо-германского рейхстага 5-го декабря. Общие прения открыты были речью товарища союзного канцлера, государственного министра г. Дельбрюка, который указал, что характер Северо-Германского Союза был только временный, что в статье 79-й его уложения предусмотрено вступление в него южно-германских государств, и что все трактаты, представляемые ныне, клонятся к соединению всех членов Германии в один Союз. Инициативу в деле объединения Германии еще в сентябре приняла на себя Бавария, потом в переговоры вступил Виртемберг, и наконец Баден и Гессен прямо заявили о своем желании вступить в Союз. С этою целью и открылись конференции в Версале. Предполагаемые перемены в конституции — обозначаются усилением федеративного характера Союза, что проистекает из самой сущности дела, и без признания законного федеративного элемента присоединение южно-германских государств было бы невозможно. Уклонения от прежней конституции в новом Союзе будут таковы, что они нисколько не повредят его единству. В Баварии начальство над войском в мирное время будет иметь король, за которым остаются прежние права дипломатических сношений. Бавария и Виртемберг сохранят также самостоятельные почтовое и телеграфное управление, что нисколько не изменит союзного законодательства. Большинство рейхстага выразило свое соглаcиe на предложение г. Дельбрюка, — и один из членов его, г. Фриденталь, предложил вопрос, в каком положении находится дело о назначении верховного главы Союза; г. Дельбрюк отвечал, что по этому предмету 3-го декабря принц Луитпольд доставил в Версаль письмо короля Баварского, в котором предлагается королю Вильгельму титул императора, на что выразили согласие и прочие государи Германии.

   В последующие заседания рейхстага происходили прения о союзных договорах между Северо-Германским Сюзом и южно-германскими государствами. В заседании 9-го декабря договоры утверждены при третьем чтении в следующем порядке: с Баденом, Гессеном, Виртембергом и наконец с Баварией; большинство оказалось 135 голосов — и против договоров подавали голоса только социальные демократы в числе 30. В том же заседании президент г. Симсон сообщил о решении союзного совета, по соглашению с южно-германскими государствами, на основании коего положено заменить наименование «Германский Союз» словами «Германская империя» и 11-ю статью конституции изложить следующим образом: «Президенство Союза принадлежит королю прусскому, носящему титул «императора германского». В заседании 10-го декабря это предложение было принято большинством 188 голосов против 6-ти. Затем депутат г. Ласкер предложил адресс королю, принятый огромным большинством, и для поднесения этого адресса назначена коммисия из 30 депутатов. По избрании депутации г. Дельбрюк объявил ceccию северо-германского парламента закрытою.

   5-го декабря открылась сессия итальянского парламента, которая при настоящих обстоятельствах должна иметь также большое значение. В тронной речи своей при этом случае король Виктор Эммануил указал на совершившееся объединение Италии, на необходимость строжайшего нейтралитета со стороны Италии при нынешней войне, и на вступление в Рим итальянских войск во имя национального права, с сохранением духовной-независимости папы. Далее речь извещает о предстоящем вскоре перенесении столицы в Рим и о представлении парламенту проектов законов об упрощении администрации, о военной реформе и преобразовании управления финансами и народным просвещением. В заключение король возвестил об избрании герцога Аостского на престол Италии.

   По известиям от 6-го декабря, король Амедей отправится в Испанию в начале декабря или в начале января.

 

Р. S.По последним телеграммам из Бордо и Версаля, пруссаки заняли замок Шамбор. Уверяют, что они заняли также Виерзон, но что французы отбили у них этот город. Носится слух, что пруссаки заняли Блуа. По известиям из Тура от прошлого воскресенья, они подошли к Блуа по левому берегу Лоары. Так как мост через Лоару был сломан, то они потребовали, чтоб город сдался и восстановил мост, угрожая в противном случае бомбардированием. Гамбетта, находившийся в городе, велел отвечать формальным отказом. Уверяют, что войска и артиллерия, сосредоточенные в Блуа, были в силах отразить нападение. Город Блуа занят 13-го декабря немецкими войсками.





Похожие записи:

≡ Объявления
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Объявления
 Наука
Спиралевидный двигатель
 Подпишитесь на новости сайта
 Фонтан
Фонтан
Бросьте монетку :)
Свежие записи
Русские журналы © 2017 ·   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх