«Нива» №47,  год 1870-й. Политическое обозрение.

   Циркулярная депеша русского государственного канцлера от 19/31 октября произвела такое сильное впечатление в европейском дипломатическом мире, что даже поглотившая общее внимание немецко-французская война отодвинулась на второй план. Газетным толкам и суждениям нет конца; мы не станем перечислять их, потому что кроме некоторых органов печати, постоянно враждебных России, все остальные газеты сознаются, что Poccия была в праве поступить так как она поступила, и только восстают против самой формы заявления, которое, по их мнению, следовало сделать, по предварительному соглашению с державами подписавшими Парижский договор 1856 года; тоже мнение высказывала официально и Англия в депеше британского министра иностранных дел лорда Гранвилля к английскому послу в С.-Петербурге от 29-го октября (10-го ноября).

   Теже аргументы повторяет в своих депешах граф Бейст, как видно из обнародованной в Вене Красной книги, содержание которой сообщено по телеграфу от 24-го ноября, — что особенно странно, так как еще в 1867 году граф Бейст от имени своего правительства предлагал Poccии изменить статьи Парижского трактата, касающиеся Черного моря, и предложение это было отклонено.

   Других официальных ответов на русскую депешу мы еще не встречали до сих пор в газетах но сколько можно судить по всем официозным отзывам, они будут изложены ими в смысле дипломатического ответа или в форме прямого согласия. Официозные газеты до сих пор не показали ни какого определенного суждешя; из Италии доходят вести, что она протестовать против русского циркуляра не намерена; только в австрийских газетах встречаются враждебные России отзывы.

   Между славянами Австрии pyccкий циркуляр произвел общую радость, и это объяснить не трудно: все что служит к пользе и выгоде Poccии — встречает глубокое сочувствие в славянском мире. Тоже ощущение, если верить газетным известиям из Тура, произвел pyccкий циркуляр в правительственнх кружках Франции, хотя и по другой причине: там надеятся, что великая компликация в Европе — а они ожидают, что заявление Poccии непременно поведет к компликации, — послужит к облегчению их участи. Что касается до Турции, наиболее заинтересованной в настоящем деле, то ответ ее еще не известен, — и только из полученных телеграмм мы знаем, что по вручениии ей русской ноты она ответила, что не может дать ответа не посоветовавшись с державами подписавшими договор 1856 года.

   Вообще можно предположить, что заявление России не поведет ни к какому столкновению. Требования ее до такой степени законны, миролюбие русского правительства до такой степени несомненно, что едва ли какое-нибудь, из европейских правительств может серьёзно поставить ей в вину отмену статьи трактата, который давно уже нарушен был прочими державами, Тем более, что эта отмена необходима для безопасности ее границ.

   На театре военных действий, после очищения Орлеана и последовавшей за тем битвы при Куломье, не было никаких особенно важных дел, за исключением сдачи Тионвилля, который занят был 24-го ноября немецкими войсками после двух-дневной бомбардировки. Под Парижем дела остаются все в прежнем положении, и из самого осажденного города в последнее время не было известий, так как, после захвата немцами нескольких аэростатов, отправление таковых из Парижа прекратилось. Какая участь готовится столице Франции — до сих пор еще не выяснилось: многие газеты утверждают что мысль, о бомбардировании Парижа оставлена, и что предполагается принудить город к сдаче голодом. Предположение это, как кажется, объясняется переменой в движении армии принца Фридриха Карла; по уверению прусских газет, генеральный план действий изменился: армия принца Фридриха Карла не будет переходить через Луару и не пойдет на Бурж в обход Луарской армии. Все главные силы немцев стягиваются теперь к Парижу, который будет обложен двойною линиею; эта вторая линия будет простираться от Этаппа на Шартр и Дрё до Эврё и Манта.

   В эту вторую линию вступит принц Фридрих Карл с севера, генерал Мантейфель с юга, а герцог Мекленбургский расположится на западе. Последний уже одержал значительное преимущество в сражениии при Дрё 18-го ноября, следствием которого было отступление французов к Манту и занятие немцами Дрё, который считается значительным стратегическим пунктом.

   Для действия же на юге Франции, выступил из Германии, как сообшают в аугсбургской Allgemeine Zeitung, от 21-го ноября, вновь сформированный корпус ландвера, под предводительством генерала Дебшуца, из армии расположенной в Глогау. По всей вероятности он присоединится к корпусу генерала Вердера, действующего против ополчений Гарибальди, главная квартира которого находится ныне в Отёне; все действия последнего ограничиваются сшибками вольных стрелков с отдельными немецкими отрядами. До сих пор самое значительное дело гарибальдийцев было при Шатилионе 19-го ноября, где, по уверению турских телеграмм, им удалось захватить врасплох отряд немцев в числе 700—800 человек. В Лионе ожидают приближения неприятеля, строят укрепления, вооружаются, снабжают город съестными припасами и боевыми принадлежностями, — словом, принимают те же меры, какие приняты в Париже. Кроме Луарской армии, состоящей под предводительством генерала Орелля де-Паладина, и Бретонской, организованной графом де-Кератри (в каждой из них, как уверяют, от 60 до 80 тысяч человек, обильно снабженных ружьями и артиллерией), французы еще имеют армию впрочем немногочисленную на севере, где командовал генерал Бурбаки, ныне получивший начальство над особым корпусом Луарской армии, а вместо его начальство на севере (главная квартира этой армии в Лилле) получил генерал Фар.

   Переговоры, происходившие в Версале, приходят к окончанию. Объединение Германии, вопрос уже решенный, и Бавария согласилась вступить в новый Германский союз — с тем чтобы иметь особое военное управление. Об этом, как пишут из Мюнхена в Neue freie Presse, король Лудвиг объявил 19-го ноября своему совету министров. Утверждают, что он сам отправится в Версаль и примет на себя инициативу провозглашения короля прусского императором германским.

   24-го ноября произошло в Берлине открытие союзного парламента г. Дельбрюком, товарищем графа Бисмарка по званию союзного канцлера. Речь, произнесенная при этом открытии, исчисляет успехи, одержанные оружием союзников, присовокупляя, что «они могли бы обезпечить мир, если бы несчастная соседственная страна имела настоящее правительство, тогда как нынешние правители Франции считают свою собственную участь нераздельною с участью их страны. Документы, которые имеют быть представленными, послужат доказательством, что упомянутые правители сочли за лучшее истощить силы благородной нации в безнадежной борьбе».

   Далее речь, выражает мнение, что условия мира, требуемые Германией, должны быть соразмерны с жертвами, принесенными ею, и создать против завоевательной политики Франции границу, которую было бы удобно защитить. Далее речь говорить следующее:

   «Таким образом мы исправим отчасти последствия прежних неудачных войн — и избавим наших южных братий от гнета, который тяготел над ними, вследствие угрожающего положения Франции. Союзный парламент конечно не откажет в средствах, необходимых для этой цели. Для доставления собранию полного понятия о политическом положении, ему представлены будут сообщения, полученные министром иностранных дел, относительно трактатов 1856 года. Союзные правительства питают надежду, что блага мира будет сохранены всем народам.

   Продолжение войны не помешало мирным занятиям. Чувство единства, оживленное общею опасностью и общими победами; сознание положения, которое приобрела Германия благодаря Союзу; уверенность, что только прочные учреждения могут обеспечить будущность Германии; — внушили народам и государям убеждение, что для Севера и Юга необходима более тесная связь, чем та, которую представляют международные трактаты. Переговоры по этому предмету привели уже к устройству Германского Союза, основанного на соглашении с великими герцогствами Баденским и Гессенским и принятого единогласно союзным советом. Соглашение на том же основании с Баварией — будет предметом обсуждения. Тождество воззрений установившееся с Виртембергом относительно общей цели — подает нам надежду на такое же соглашение».

   В заключение речь выражает надежду, что союзный парламент, руководимый всегда национальною идеей, будет содействовать великому делу общего объединения Германии.





Похожие записи:

≡ Объявления
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Объявления
 Наука
Спиралевидный двигатель
 Подпишитесь на новости сайта
 Фонтан
Фонтан
Бросьте монетку :)
Свежие записи
Русские журналы © 2017 ·   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх