«Нива» №45,  год 1870-й. Политическое обозрение.

   Капитуляция Меца, последовавшая 27-го октября, есть без сомнения величайшее событие настоящей войны. Армия Базена, державшаяся два месяца в неприступном Меце («девственном», как называли его, потому что он никогда не был взят неприятелем), сдалась на капитуляцию на условиях капитуляции Седана и Страсбурга. Оружие положили три маршала (Базен, Канробер и Лебёф), 66 генералов, 6,000 офицеров и 173,000 солдат. При этом в Меце взято 53 орла со знаменами. 541 полевое орудие, 800 крепостных, 66 картечниц, 300,000 ружей, около 2,000 военных фур, пороховой завод и проч.

   Событие это, беспримерное в летописях военной истории, и долженствующее иметь решительное влияние на дальнейший ход войны, возбудило (как и следовало ожидать) множество толков, рассказов и недоумений. В немецких официальных и официозных газетах сдача Меца представляется естественным последствием голода, которого не в состоянии была долее выдерживать запертая в немъ армия; прочие же газеты —английские, бельгийские, австрийские и некоторые независимые немецкие — или останавливаются в недоумении перед таким неслыханным событием не имея возможности объяснить себе, каким образом армия более чем в полтораста тысяч человек могла положить оружие перед армией в 220 тысяч (по указанию немецких газет такова была численность армии принца Фридриха Карла, облегавшей Мец), — или прямо называют сдачу Меца изменой Базена, который действовал в согласии с павшим императором, в видах восстановления Наполеоновской династии (в лице ли самого Наполеона III или его сына), причем он, Базен, надеялся захватить в свои руки регентство или во всяком случае, предводительствуя единственною регулярною армией, которая еще оставалась во Франции, играть самую важную политическую роль. Последнее предположение повидимому подтверждается переговорами, предшествовавшими капитуляции Меца, которые от имени Базена вел его начальник штаба, генерал Бойе, ездивший в главную квартиру прусского короля, имевший там свидание с графом Бисмарком, и потом посетивший императрицу Евгению в Чизельгорсте (настоящем ее местопребывании близ Лондона), где в тоже время находился и уполномоченный Наполеона III, только что прибывший туда из Вильгельмсгеэ, доктор Конно.

   После сдачи Меца, императрица Евгения и пленные маршалы съехались в Вильгельмсгеэ. По возвращении генерала Бойе в Мец и последовала капитуляция французской армии. Переговоры о ней открылись 25-го сентября поездкой престарелого генерала Шангарнье в главную квартиру принца Фридриха Карла; затем они продолжались в замке Фрескати близ Меца, где 27-го и подписана была капитуляция французским генералом Жаррасом и начальником штаба немецкой армии генералом фон-Штиле. Масса французских пленных будет отправлена партиями в Германию, а освобожденная немецкая армия получит другое назначение; часть оной уже отправилась к Парижу на усиление армии, осаждающей столицу; три корпуса, составлявшие первую армию, пойдут на Лилль для занятия Пикардии, Нормандии и Бретани; сам же принц Фридрих Карл, возведенный королем за взятие Меца в фельдмаршалы (вместе с ним тоже звание получил и наследный принц Пруссии), останется главнокомандующим второю армией, которая займет центральное положение и главная квартира коей будет в Труа.

   Во Франции капитуляция Меца произвела вообще самое тяжкое и потрясающее впечатление; сколько можно судить по известиям английских газет, общественное мнение там прямо обвиняет Базена в измене, что очевидно из прокламации г. Гамбетты, министра внутренних дел и военного при отделении временного правительства в Туре, который клеймит позором изменников-маршалов, и взывает ко всей нации, чтобы она еще дружнее соединилась для отпора врагам. Тоже свидетельствует и корреспондент «Daily News», присутствовавший при капитуляции Меца; по его словам все жители, даже женщины громко называли Базена изменником, а равно и солдаты, которые с негодованием ломали и бросали оружие, проклиная своего маршала, так нагло их обманувшего.

   Мы сообщали уже читателям, что немецкие армии обложили Париж и разобщили его с остальным миром, так что все сношения парижского временного правительства с его отделением в Туре производятся через посредство аэростатов. Сведения, сообщенные этим путем, свидетельствуют об энергической решимости парижан защищаться до последней крайности; работы по укреплениям продолжаются; национальные и подвижные гвардейцы, а равно моряки-артиллеристы на фортах, окружающих Париж, действуют неутомимо, и производят вылазки, — в которых, впрочем, встречают всегда сильный отпор и возвращаются под защиту фортов с большими потерями. Самые значительные из этих вылазок происходили 11-го, 12-го, 13-го и 21-го сентября. Линии немецких войск расположены кругом, вне выстрелов с парижских фортов, и главная квартира прусского короля находится по прежнему в Версале. Бомбардирование Парижа еще не началось, потому что подвоз осадных орудий сопряжен с большими затруднениями; насколько известно из сообщений берлинских официозных органов — «Крестовой Газеты» и «Norddeutsche Allgemeine Zeitung» — все уже готово к бомбардированию, которое и должно начаться около половины ноября, если только оно не будет отсрочено перемирием, о заключении которого уже получены телеграфные известия.

   Мы сообщали уже, что вопрос о перемирии был возбужден тотчас по обложении Парижа, и что переговоры о нем происходили 20-го сентября в Ферьере между графом Бисмарком и г. Жюлем Фавром; целью перемирия было созвание учредительного собрания, которое представило бы собою правильную власть во Франции и могло бы приступить к заключению прямого мира. Читателям известно, что переговоры эти не имели результата и что французское временное правительство не приняло условий, предложенных северо-германским канцлером. Но после того пали Страсбург, Мец; огромные пространства французской территории заняты были немецкими войсками, и положение Франции значительно ухудшилось. Граф Бисмарк, циркуляром от 16-го октября, обратил внимание европейских кабинетов на те бедствия, которым подвергнется Франция в случае дальнейшего сопротивления Парижа, которое грозит сотням тысяч населения голодною смертью. Следствием этого циркуляра было предложение (по инициативе Англии) нейтральных держав о возобновлении переговоров, насчет перемирия и созвании учредительного собрания. Турское отделение правительства поручило эти переговоры г. Тьеру, только что возвратившемуся из своей поездки к европейским дворам; 1-го ноября он прибыл в Версаль, откуда, получив пропускной вид из главной прусской квартиры, отправился в Париж и на 3-е ноября в ночь возвратился оттуда обратно в Версаль, окончив свои совещания с временным правительством, которое уполномочило его вступить в переговоры о перемирии, на основаниях предложенных Англией. 3-го г. Тьер имел продолжительное совещание с графом Бисмарком, который отдал ему визит. Телеграммы, из которых мы заимствуем эти краткие известия, присовокупляют, что 4-го ноября перемирие подписано, что Париж дозволено снабжать продовольствием и что учредительное собрание предположено созвать на 25-е ноября.

   Между тем в Париже известие о перемирии произвело волнение, и 31-го октября произошла перед HôteI du Ville, вооруженная манифестация. Недовольные, во главе коих находились гг. Дориан, Ледрю Роллен, Виктор Гюго и Флуранс, сформировали комитет общественного спасения парижской общины. Члены временного правительства задержаны были пленниками. Далее телеграмма, из которой мы заимствуем эти подробности, сообщает, что в прокламации, изданной генералом Трошю 1-го ноября, сказано, что члены правительства были задержаны пленниками около 8 часов вечера, — что генерала Трошю, гг. Эммануэля Aparo и Ферри освободил из рук мятежников 106-й батальон национальной гвардии, а гг. Жюль Фавр, Гарпье-Пажес и Жюль Симон остались пленниками. В три часа утра эти прискорбные сцены окончились вмешательством национальной гвардии, во множестве, собравшейся вокруг HôteI du Ville под начальством г. Жюли Ферри. Национальная гвардия очистила HôteI du Ville и заняла все входы к нему. Она с неописанным восторгом приветствовала генерала Трошю, когда он проходил перед батальонами. Прокламация генерала Трошю оканчивается следующими словами: «С перемирием, предложенным сегодня, соединены другие преимущества, которые Париж оценит без того чтобы их нужно было пояснять — и вот за это-то упрекают правительство в слабости, чуть не в измене! Сегодня спокойствие совершенно восстановлено. Гг. Гарпье-Пажес, Пельтан и Тамирье больны вследствие насилий, которым их подвергли вчера. Действия Жюля Ферри заслуживают величайшей похвалы». Другая телеграмма, от 5-го ноября, сообщает, что в Париже происходило голосование, и результат оного (кроме трех округов) следующий: 442,000 голосов отвечали да, и 49,000 — нет. О чем происходило голосование — телеграмма не извещает, но позволительно предполагать, что вопрос состоял в том, допустить ли перемирие или нет.

   В других местах Франции также происходили волнения; в Тулузе, в Марселе и Лионе дело доходило до кровопролитных схваток, вследствие коих южные департаменты объявлены на военном положении.

   Во время осады Парижа в Версале происходили деятельные переговоры по вопросу объединения Германии и вступления в Северо-Германский Союз Баварии, Виртемберга, Бадена и Гессен-Дармштадта. Переговоры эти затянулись вследствие затруднений со стороны Баварии, но затруднения эти повидимому теперь устранены, если верить сообщениям из Версаля в Frankfurten Journal и в Wiener Zeitung, от 29-го октября, в которых «на основании достоверных источников говорится, что переговоры пришли к удовлетворительному результату и что даже утверждено на конференции, что глава нового Германского Союза будет носить титул императора.

   В Австро-Венгерской монархии особенное внимание правительства обращают на себя выборы в Богемии представителей в рейхсрат. До сих пор они еще не кончились, но по последним известиям большинство оказывается в пользу декларанта, то есть партии требующей автономии чешского королевства. В Галиции последовали два важных назначения: г. Грохольский назначен министром по делам Галиции, а граф Лев Сапега губернатором этой провинции.

   В Италии в настоящую минуту решается вопрос о перенесении столицы из Флоренции в Рим. Когда последует окончательное решение — сказать трудно; предполагают что предварительно оно предложено будет на утверждение парламента, который имеет собраться 20-го ноября. Слухи носятся, что в пользу перенесения столицы высказывается только один из министров г. Селла, тогда как прочие предполагают отсрочить оное на неопределенное время, вследствие чего легко может произойти министерский кризис, и даже говорят о новой комбинации, в которой будто бы будет участвовать г. Раттаци. Между тем в Риме назначен королевским наместником известный генерал Ламармора, бывший несколько раз министром и даже президентом кабинета. Переговоры с папой относительно так называемого «modus vivendi» до сих пор не имели никакого результата. Пий IX при всяком случае протестует против занятия Рима, не выезжает из Ватикана и не принимает к себе генерала Ламармору. Из переговоров же последнего с кардиналом Антонелли можно заключить, что папа желает, чтобы его считали пленником, между тем как итальянское правительство оказывает ему все знаки уважения и все почести, которые отдаются коронованным особам.

   В Испании, повидимому вопрос об избрании короля приближается к окончанию: корона предложена герцогу Аостскому, второму сыну короля Виктора-Эммануила и принята им. Все европейские державы одобрили этот выбор, который на днях предложен будет на решение кортесов, созываемых с этою целью. В утверждении этого выбора не сомневаются.

   Главнейшее событие в России за последнее время есть без сомнения циркулярная депеша государственного канцлера, князя Горчакова, в которой излагается державная воля Государя Императора по отношению к некоторым статьям Парижского трактата, не раз нарушавшегося прочими государствами в ущерб нашему отечеству. Этою депешею, к представителям России при иностранных дворах,они извещаются о том, что Россия не может долее считать себя связанною обязательствами трактата 18/30 марта 1856 года, и признавая прежние права Порты на Чёрном море, восстановляет свои собственные, как то: право содержать в водах его военный флот, укреплять свои берега фортами и проч.. Подробное изложение этого важнейшего вопроса нашей внешней политики будет помещено в след. № «Нивы».





Похожие записи:

≡ Объявления
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Объявления
 Наука
Спиралевидный двигатель
 Подпишитесь на новости сайта
 Фонтан
Фонтан
Бросьте монетку :)
Свежие записи
Русские журналы © 2017 ·   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх