«Нива» №34,  год 1870-й. Политическое обозрение.

   Не бывало еще войны, в которой бы следовали так быстро одна за другою такие кровопролитные битвы, какими ознаменовалось настоящее франко-прусское столкновение, — и замечательно, что никогда еще с театра войны не получалось столько сбивчивых и противоречащих известий. В последнем обозрении нашем мы упомянули, на основании телеграфических известий, о битве при Гравелотте 18-го августа (битва эта обозначается также названием других местностей, между которыми она происходила: Резонвилем и Сен-Прива), в которой победа осталась за армиями принца Фридриха-Карла и генерала Штейнмеца, а французские войска под предводительством маршала Базена отброшены были к Мецу. После того мы получили подробные газетные отчеты и официальные реляции об этом сражении; из них явствует, что под Мецом произошло несколько страшных кровопролитных сражений от 14-го до 18-го августа, из которых наиболее значительное было последнее, столь жестокое, что — по словам участвовавших в нем — знаменитые сражения 1859 года при Сольферино и Мадженте были в сравнении с теми простыми сшибками. Точных сведений о потерях, понесенных обеими армиями, мы до сих пор не находим нигде, и знаем только из официальных источников, что потери с обеих сторон были огромны; приблизительно же можем положить, что в эти четыре дня с обеих сторон выбыло из строя более ста тысяч человек. Замечательно также, что обе стороны приписывают себе победу: в оффициальных прусских бюллетенях говорится, что 18-го авг. пруссаки одержали большую победу; а в тоже время, в оффициальных заявлениях во французском законодательном корпусе, военный министр, граф Паликао, извещает, что маршал Базен отразил неприятеля с успехом. Во всяком случае, вероятность на стороне первых известий, — и положение французских войск, судя по всему, почти безнадежное, тем более что убыль в прусских войсках пополняется беспрерывными подкреплениями: силезская apмия, потом северная генерала Фалькенштейна и наконец многочисленные отряды ландвера. Правда, и Франция ополчается и напрягает все свои усилия для борьбы, но до сих пор известно только, что к Шалону отправлено было сто тысяч подвижной гвардии и волонтеров, да около Парижа собрано до 80,000; остальные отряды только формируются в Туре и в Лионе. Вообще, положение действующих армий 19-го августа было следующее. Около Меца, армия Базена, состоящая из 120,000, окружена была, как мы сказали выше, армиями принца Фридриха-Карла и Штейнмеца в числе 350 тысяч, которые отрезали ему сообщение с армией Мак-Магона, расположенной у Шалона (положение армии Базена не изменилось до 27-го августа; повидимому он принужден был заключиться в Меце, окрестности которого французы затопили); против последней стояла армия наследного принца прусского; при армии Мак-Магона находился и император с императорским принцем. Между тем как под Мецом происходили кровавые битвы, Мак-Магон, теснимый наследным принцем и потеряв надежду соединиться с Базеном, очистил Шалон и отступил к Реймсу; пруссаки следуют за ним по пятам, отряды их появились уже, в окрестностях этого города, так что и Реймс придется скоро французам очистить. Произойдет ли в этом месте сражение, или Мак-Магон будет отступать к Парижу, — до сих пор еще ничего нельзя предположить; но последнее вероятнее по тем усиленным мерам предосторожности, которые с лихорадочною деятельностью принимаются в Париже. День и ночь там идут работы на укреплениях, и последнее распоряжение нового парижского губернатора генерала Трошю, — объявившего, что все жители, не имеющие собственных средств для своего содержания, должны выехать из столицы, — свидетельствует о положении отчаянном и общем убеждении, что не сегодня, так завтра неприятель явится под стенами Парижа. Осада этого огромного города потребует миллионного войска и продолжительного времени, если Трошю успеет организовать значительную армию; но едва-ли пруссаки предпримут эту осаду, если справедливы слова приписываемые королю Вильгельму, который будто-бы сказал: «Я предпишу условия мира не в Париже, а под стенами его.». Последние известия сообщают даже о намерении императора Наполеона удалиться с правительством и армией в Бурж и укрепиться там….

   О заключении мира начинают также появляться разные слухи, тотчас же опровергаемые. Уверяют, что король Вильгельм непременно потребует занятых им Эльзаса и Лотарингии, где, как мы извещали уже, он назначил своих генерал-губернаторов и где начинает организоваться прусское управление; главный город Эльзаса, Страсбург обложен немецкими войсками под предводительством генерала Вердера — и хотя еще держится, но, по последним известиям, потерпел столько потерь, что в скором времени должен будет пасть, а тогда весь Эльзас будет в руках немцев. Носятся слухи, что Англия ведет переговоры с другими державами о недопущении раздробления Франции; но эти слухи еще не верны. Положительно по-видимому только то, что державы условились между собою не нарушать нейтралитета, не представив одна другой предварительных объяснений.

   Положение императорского правительства во Франции самое жалкое: de facto оно не существует; вся власть находится в руках генералов — Базена и Мак-Магона в армии, военного министра Паликао и губернатора Трошю в Париже, — и это до такой степени становится очевидно, что в прокламациях, изданных г-м Трошю к войскам и жителям Парижа, он обращается к ним от имени отечества и ни слова не упоминает об императоре. На генерала Трошю возлагаются особенные надежды, так как он — со дня вступления своего в должность — обнаружил необыкновенную деятельность по организации войска и по укреплениям города; в помощь ему назначен комитет обороны, состоящий из следующих лиц: инженеров и артиллеристов, к которым присоединены сенаторы Мелине и Бегик, депутаты Дарю, Дюпюи и де-Талуэ; членом этого комитета назначен потом (28-го августа) и г.Тьер, которому принадлежит первая мысль об укреплении Парижа во время июльской монархии. Вообще этот бывший министр короля Лудовика Филиппа приобретает все более влияния — и как слышно, благодаря ему, уладилось разногласие между генералами Паликао и Трошю, возникшее по вопросу об отправлении к армии вновь набираемого войска, и грозившее новыми опасностями. Заседания законодательного корпуса большею частью кратки и ограничиваются сообщениями военного министра об известиях, получаемых с театра войны, и утверждением некоторых нетерпящих отлагательства законов, большею частью относящихся к защите государства; но и в эти краткие заседания нередко происходят бурные сцены, в которых депутаты левой стороны обвиняют правительство, что оно скрывает от них настоящее положение дел, — или позволяют себе дерзкие и неприличные выходки против императора и его династии: так, в заседании 26-го августа г.Ординер выразил требование, чтобы «господин Бонапарт вознаградил страну за опасность, которую он на нее накликал». Подобные выходки вызывают громкое порицание большинства, которое понимает, что теперь не время для пререканий, и что все мысли правительства и палат должны быть устремлены на защиту страны. Убеждение это разделяет и большинство парижского населения, доказательством чему служат неудачи революционных попыток, которые делались в столице — но возбудили не сочувствие масс, как в прежние времена, а ожесточенную ненависть. Так было во время нападения на Казармы Пожарных на бульваре Вильеты 14-го августа; толпа заговорщиков, вооруженная кинжалами и револьверами, бросилась на гауптвахту этих казарм, унесла несколько ружей, причем убит был часовой и потом из числа подоспевших на помощь пожарным городских сержантов один был также убит и несколько человек ранено, — но при этом жители ревностно помогали полиции ловить и вязать заговорщиков, которые и были арестованы в числе 80 человек. Население приписало эту преступную попытку интригам пруссаков, и даже вождь республиканской партии в законодательном корпусе, г. Гамбетта, прямо объявил, что волнение это произведено прусскими агентами, и вместе с тем представил петицию многих граждан об изгнании всех немцев из Франции. Между тем, вильетские заговорщики преданы были военному суду, который разбирал дело и приговорил троих виновных к смертной казни, а несколько человек к каторжной работе; но до сих пор, кроме самого факта преступления, не открыто еще ничего важного — что оправдывало бы обвинение прусского правительства в интригах, или даже подало бы повод предполагать какой-нибудь военный и правильно-организованный заговор. Суд еще не кончился, но очевидно, что всему делу приписано было слишком много значения. 26-го августа, как извещают телеграммы, произошли новые и гораздо более важные беспорядки, и арестовано значительное число лиц; но подробностей об этих арестах еще не получено, да и самый характер беспорядков определить невозможно по тем отрывочным сведениям, которые дошли до нас. Насколько можно судить по тем известиям, революционеры не могут в настоящее время рассчитывать на успех: так как население убеждено, что все попытки к беспорядкам производятся прусскими агентами, то в его глазах революционер и пруссак одно и тоже, — а ненависть к пруссакам достигает страшных размеров, да и вообще (сколько можно судить по источникам как немецким, так и французским) нынешняя война отличается особенным, ожесточением с обеих сторон.

   Из прочих европейских государств продолжают приходить сведения о вооружениях, о передвижении войск и проч., что свидетельствует, что они принимают меры против всех возможных случайностей. Особенное движение заметно в Австро-венгерской монархии, где готовится открытие сеймов и выборов в рейхсрат; в последнее время распространились слухи о предстоящем кризисе в цислейтанском министерстве, и заметно сильное противодействие правительству в Богемии, где главные вожди чехов открыто требуют автономии чешскому государству.





Похожие записи:

≡ Объявления
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Объявления
 Наука
Спиралевидный двигатель
 Подпишитесь на новости сайта
 Фонтан
Фонтан
Бросьте монетку :)
Свежие записи
Русские журналы © 2017 ·   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх