«Нива» №32,  год 1870-й. Политическое обозрение.

   Военные события быстро следуют одно за другим — все грознее и грознее становятся для Франции. Необыкновенные успехи прусско-германского оружия ясно свидетельствуют о превосходстве прусских полководцев и стройной правильной организации армии, далеко оставляющей за собой все что представляла до сих пор современная военная история. Прусская армия очевидно действует по заранее-составленному и зрело-обдуманному плану, которому следует неуклонно, — между тем как со стороны французов заметно или совершенное отсутствие плана кампании, или по меньшей мере неуменье выполнить его.

   В прошедшем обозрении нашем (см. Нива, № 31.) мы говорили о двух первых сражениях при Саарбрюкене и при Вейсенбурге. В первом, 2-го августа Французы одержали преимущество; во втором дивизия генерала Дуэ, из корпуса Мак-Магона, потерпела решительное поражение, не смотря на всю храбрость с которою дрались французские солдаты. Правда, французский отряд стоявший от 8 до 10-ти тысяч человек был раздавлен прусско-германскими войсками, число коих простиралось до 40,000; но это самое и доказывает всю оплошность французских генералов, отдавших на жертву дивизию Дуэ, и повидимому вообразивших, что сражение при Вейсенбурге было только случайностью, тогда как в действительности оно было началом исполнения определенного плана, как то и доказали последствия. Узнав о поражении Дуэ, маршал Мак-Магон двинул свой корпус на встречу наследному принцу прусскому — и подкрепляемый несколькими полками из корпусов Канробера и Фальи, сошелся с прусскими войсками при Верте; здесь повторилась прежняя ошибка: французские генералы (или правильнее, маршал Лебеф состоявший, как известно читателям, начальником главного штаба всей французской армии при императоре Наполеоне) вообразили, что они имеют дело с отдельными корпусами, тогда как перед ними была вся армия наследного принца прусского, в числе 140 тысяч человек. Иначе нельзя себе объяснить малочисленности французских войск, принявших участие в битве 6-го августа, — по самым достоверным сведениям, их было не более 40 тысяч. Битва продолжалась шесть часов, была упорна и кровопролитна, и окончилась совершенным поражением французов. И здесь повторилось тоже самое, но еще в больших размерах, что было при Вайсенбурге: французская армия была раздавлена превосходными силами неприятеля. Поражение было решительное, и потери с обеих сторон огромные; пруссаки взяли в плен более 6000 человек, захватили два знамени, шесть картечниц, 30 пушек, весь обоз корпуса Мак-Магона и несколько железнодорожных поездов с провиантом. Убитых и раненых со стороны французов было около 5,000, со стороны пруссаков около 4000. В тот же день при Шпихерне, близ Саарбрюкена, корпус генерала Штейнмеца (из армии принца Фридриха Карла) разбил французский корпус генерала Фроссара, очистил Саарбрюкен и оттеснил французские войска внутрь страны. Таким образом победоносные германские войска с двух сторон ступили на французскую территорию, и идут все вперед перед отступающим неприятелем, захватывая по пути неприятельские склады и запасы. По последним известиям, кавалерия наследного принца прусского подошла уже к Мецу и Нанси, а другие отряды его армии заняли железные дороги, ведущие к Парижу, отрезали сообщения французской армии со Страсбургом, постоянно разбивая французские отряды.

   Известие об этих поражениях произвело потрясающее впечатление в Париже, и заставило правительство принять крайние меры. Тотчас изданы были прокламации императрицы и министров к народу, в которых говорилось, что хотя потери французов велики, но армия одушевляема храбростью и патриотизмом; все жители приглашались содействовать этому делу и сохранить порядок. Между тем приняты были все меры, свидетельствующие о крайней тревоге правительства: предписано было вооружение парижских укреплений, созвание ополчений, и созваны палаты, которые и открылись 9-го августа. При самом открытии их, обнаружилось в них почти революционное движение, посреди которого даже сделано было в законодательном корпусе предложение об отречении императора… Тотчас же по открытии палат пало министерство Олливье — и 11-го августа новый кабинет поручено составить генералу Монтобану (графу Паликао); вот состав этого нового кабинета: граф Паликао назначается военным министром; сенский префект г. Шевро — министром внутренних дел; г. Мань — министром финансов; г. Клеман Дювернуа — министром торговли; адмирал Риго де Женульи — морским; князь де Латур д’Овернь — министром иностранных дел; генеральный прокурор Парижского императорского суда г. Гранперре — министром юстиции; г. Брам — министром народного просвещения и г. Бюссон-Бильйо — министром-президентом государственного совета.

   Вслед за сформированием министерства, палатами утверждены были все принятые правительством меры — и сверх того предписано поголовное ополчение с некоторыми ограничениями в пользу женатых, назначен военный кредит в мильярд франков, предписан принудительный курс банковых билетов, и отсрочены платежи по долговым обязательствам.

   В армии произведены важные перемены; маршал Лебеф уволен; три корпуса соединены под начальством маршала Базена, на которого повидимому возлагает свои последние надежды император Наполеон. В заседании законодательного корпуса, 11-го августа, граф Паликао известил, что 70,000 готовы идти на подкрепление действующей армии, что формируются в Шалоне и Париже новые корпуса. В этом же заседании г. Шевро, новый министр внутренних дел, сделал предложение, свидетельствующее до какой степени озлобления довели Францию победы пруссаков — он предложил изгнать всех немцев с французской территории.

   В виду этих поразительных событий бледнеют все частные происшествия во внутренней жизни государств: на всех действиях их отражается тревога, возбужденная грозным столкновением двух великих военных держав. Читателям известно уже, что все европейские государства объявили о своем твердом намерении соблюдать нейтралитет, а между тем в газетах то и дело появляются слухи о вооружениях и передвижениях войск, особенно в Австрии и Италии. Последняя может сделаться скоро театром волнений, вследствие выхода французских войск из Рима, который последовал окончательно 4-го августа. Французское правительство успокоило папу, в том что безопасность его территории не будет нарушена, так как король Виктор-Эммануил обязался строго соблюдать сентябрьскую конвенцию. И действительно, италиянское войско расположилось у границ папских владений — с твердым повидимому намерением соблюдать обязательства, принятые на себя италиянским правительством. Ватиканский собор закрыт, но не окончательно, так как члены оного, распущенные после провозглашения догмата непогрешимости, получили предписание собраться опять 11-го ноября. Единственным важным следствием этого собора была отмена конкордата в Австрии, уже официально возвещенного папскому престолу.

   В Англии, по утверждении ирландского поземельного билля, в парламенте происходили прения по поводу последних событий; наконец заседания его были закрыты 10-го августа тройною речью королевы, в которой сказано, что британское правительство приняло все меры для обеспечения нейтралитета Бельгии, для чего подписан особый трактат с Пруссией и Францией; что оно всеми силами старалось отвратить войну, возгоравшуюся между Францией и Пруссией, но так как соединенные усилия великих держав не привели к желанному результату, то Англия будет постоянно и энергично противодействовать расширению нынешнего театра войны и способствовать восстановлению прочного мира.

   В Бельгии 8-го августа открыта была палата представителей тронною речью короля, в которой он выразил надежду, что война пощадит Бельгию, ибо он получил от Франции и Пруссии уверение, что они обе будут строго соблюдать ее нейтралитет; к этому король присовокупил, что со стороны его правительства приняты все необходимые меры, чтобы выдержать предстоящее испытание. Речь короля была принята с восторгом, и вся палата отвечала на нее громкими возгласами: «Да здравствует независимая Бельгия!».

   P.S. По последним известиям из Понт-а-Муссона, Генерал-лейтенант Альвенслебен с 3-м корпусом двинулся, 4-го (16 го) августа, от Меца на линию отступления французов к Вердёну. Он выдержал кровопролитное сражение против дивизий генералов Декана, Ладмиро, Канробера, Фроссара и императорской гвардии. Последовательно поддерживаемый 10-м корпусом и частями 8-го и 9-го корпусов, под начальством принца Фридриха-Карла, он отбросил французов к Мецу, несмотря на их численное превосходство, после двенадцати-часовой битвы. Потери в войсках (всех родов оружия) с обеих сторон весьма значительны. Со стороны прусаков были убиты генерал Дёринг и Ведель, а генералы Раух и Грютер ранены. Прусские войска остались на поле битвы.





Похожие записи:

≡ Объявления
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Объявления
 Наука
Спиралевидный двигатель
 Подпишитесь на новости сайта
 Фонтан
Фонтан
Бросьте монетку :)
Свежие записи
Русские журналы © 2017 ·   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх