«Нива» №29,  год 1870-й. Политическое обозрение.

   Гроза, висевшая над Европой, разразилась наконец, и 15-го (3-го) июля телеграф разнес повсюду роковую весть: «Война объявлена!»…. Отношения между Францией и Пруссией были так натянуты с 1866 года, что столкновение должно было произойти неизбежно; тем не менее разрыв последовал в такую минуту, когда его менее всего ожидали. Настоящая причина войны — это усиление Пруссии, которая с 1866 года поглотила почти всю Германию: в так-называемом Северо-Германском Союзе она полная распорядительница, а государства Южной Германии (Бавария, Виртемберг и Баден) связаны с ней такими трактатами, что им осталась только тень независимости. Франция не могла смотреть без зависти на возрастающее могущество своего соседа, голос которого стал первенствующим на материке Европы, — и национальное самолюбие французов, из которых чуть ли не каждый мечтает о естественных границах, то-есть о присоединении всего левого берега Рейна, было возбуждено до крайности. Горючие материалы национальной вражды и соперничества скоплялись все более и более, и одной искры достаточно было чтоб произвести страшный взрыв, последствием которого должно быть потрясение всей Европы. Искрой этой была кандидатура принца Леопольда Гогенцоллернского на испанский престол.

   Читателям известно, что временное испанское правительство, в главе коего стоит регент Серрано, но в котором распоряжается маршал Прим, давно уже отыскивало себе короля между членами царствующих домов; — но к кому ни обращался Прим, дело не устроивалось, и наконец он остановил свой выбор на принце Леопольде гогенцоллерн-зигмарингенском.

   Принц Леопольд, старший сын князя Антона (отрекшегося в 1849 году от владетельных прав на свое княжество в пользу Прусского короля и получившего право принца крови царствующего дома), родился в 1835 году, в супружестве состоит с принцессой Антониею португальскою, сестрою царствующего короля дон-Люиса, от которой имеет уже трех сыновей. У него два брата: Карл, ныне князь румынский, и Фридрих, которого сначала газеты сочли кандидатом, на престол Испании. Об избрании принца гогенцоллернского ходили слухи в прошедшем году, но формальное предложение принцу и принятие им престола — все-таки поразили неожиданностью французское правительство и возбудили его опасения. Принц прусского царствующего дома на испанском престоле мог сделаться самым опасным соседом Франции на юге, имея поддержку в Пруссии, столь грозной для Франции на востоке. В обеих палатах представлены были запросы министерству о кандидатуре принца гогенцоллернского. В законодательном корпусе 6-го июля герцог де-Грамон, министр иностранных дел, отвечая на запрос, объявил, что подробный отчет о положении этого столь-важного вопроса он даст в заседании 15-го июля, но что во всяком случае правительство сумеет поддержать честь и достоинство Франции; такое же заявление сделано было министром и в сенате. Между тем, тюилерийский кабинет предписал послу своему в Берлине графу Бенедетти отправиться в Эмс, испросить аудиенции у короля прусского, находившегося там на водах, и потребовать у него, чтобы он приказал принцу Леопольду отречься от кандидатуры на испанский престол. В ответ на представление г. Бенедетти король отвечал, что он действовал в этом случае в качестве главы семейства, но отнюдь не в качестве короля прусского, — что он не давал принцу Леопольду приказания принять испанскую корону, и следовательно не может и дать такового на отречение от оной. Но на второй аудиенции 11-го июля, на настоятельное требование г. Бенедетти, король отвечал, что принц свободен в своих действиях, и что королю даже неизвестно, где находится в настоящую минуту последний, имевший намерение предпринять поездку на Альпы. 13-го утром, во время гулянья на водах, когда получено было известие об отречении принца Леопольда, король сказал г-ну Бенедетти, что он считает это дело поконченным; но посол потребовал у короля положительного уверения, что и впредь его величество не даст своего согласия на испанскую кандидатуру. Король отвечал положительным отказом, и потом, когда посол испрашивал новой аудиенции, то он приказал сказать г-ну Бенедетти через своего адъютанта, что ему нечего обсуждать этот предмет, и что дальнейшие переговоры должно предоставить министерству.

   Между тем об отречении принца Леопольда известился тюилерийский кабинет телеграммой отца принца, принца Антона, и почти одновременно представил о том же официальное уведомление испанский посол в Париже г. Олосага.

   Этим дело, казалось бы, должно было естественно кончиться. Но в это самое время герцог Грамон, пригласил к себе прусского посла, барона Вертера, на свидание с собою и министром Олливье, и объявил ему, что отречение принца Франция считает «обстоятельством второстепенным» («Nebensache» сказано в подлинной депеше Вертера к королю по этому поводу), «так как она во всяком случае никогда не допустила бы принца сесть на испанский престолъ», и что для успокоения встревоженного общественного мнения и взволнованных палат требуется экстренная миротворная мера со стороны короля Вильгельма, которому вероятно его «рыцарское сердце» внушит лучший исход. В то же время, однако, министры не преминули и указать на единственное, по их мнению, средство к сохранению мира, а именно: чтобы король написал императору письмо с выражением сожаления о случившихся недоразумениях, с объяснениями, заверениями могущими служить гарантами на будущее время, — одним словом, почти формальное извинительное письмо. Вот это последнее требование раздражило до крайности национальное чувство в Германии и сделало всякий исход кроме войны невозможным. Барон Вертер за слишком умеренный, даже кроткий ответ французским министрам получил строжайший выговор от союзного канцлера и не только лишился настоящего звания, но потерял всю свою дипломатическую карьеру. Олливье и Грамон с другой стороны, в заседании законодательная корпуса 15-го июля, по прежнему упорно отказывались предъявить или даже прочитать документы, относящиеся к переговорам и объявлению войны, которых настойчиво требовали Aparo, Жюль Фавр, Тьер и друrиe члены враждебной войне оппозиции, — и только изустно рассказали ход переговоров. В заключение министры объявили: «при таких обстоятельствах, дальнейшие попытки к примирению были невозможны: это значило бы забыть о достоинстве Франции. Мы не пренебрегли ничем, чтобы устранить войну; но будем готовиться к ней, коль скоро нас к тому вынуждают».

   Обе палаты отвечали громким одобрением на речь министров, и в тот же день утверждены были почти единогласно чрезвычайные кредиты по министерствам военному и морскому. Вскоре за тем последовало созвание резервов, и начались деятельные передвижения войск и вооружения судов.

   Немедленно после разрыва, в Пруссии созван был рейхстаг в чрезвычайную ceccию, которая и открылась 19-го июля речью короля, тотчас же прибывшего из Эмса в Берлин. По словам прусских газет, население столицы встретило его восторженными кликами, пением народного гимна, иллюминациями и проч., что ясно свидетельствовало, как популярна война, которую прусское правительство предпринимало против Франции. При открытии рейхстага, король произнес речь, в которой он сказал между прочим следующее:

   «Кандидатура на испанский престол, в принятии и устранении которой не участвовали союзные правительства, представляла для Северо-германского Союза лишь тот интерес, что, посредством её, дружественная нация, испытанная многими бедствиями, надеялась установить у себя прочное и мирное правительство; но она подала правительству императора французов, предлог к войне, которым это правительство и воспользовалось в формах, доселе невиданных в дипломатическом мире. Если в прежние времена Германия безмолвно переносила такие нарушения прав и оскорбления чести, то потому только, что она была разъединена и не сознавала своей силы. Ныне, когда союз юридический и духовный твердо скрепил её разрозненные части, она сознает в себе достоинство силы и воли, чтобы дать отпор притязаниям и честолюбивым замыслам Франции. Союзные правительства, так же как и я сам, действуют с сознанием, что победа и поражение находятся в руках Бога браней. Мы ясным взором измерили ответственность, которой подлежит тот, кто возбуждает губительную войну между двумя великими народами в самом средоточии Европы. Оба народа — германский и. французский — равно пользовались благами христианского существования и развитием современного прогресса, Нo повелитель Франции воспользовался в своих личных интересах щекотливостью национального чувства, возбужденного им во Франции. Пo примеру отцов наших, мы будем сражаться за наши права и свободу против насилия иноземных завоевателей. В этой борьбе, которая должна упрочить постоянный мир в Европе, Бог будет с нами, как Он был и с отцами нашими!»

   Речь эта вызвала бурное одобрение рейхстага, который отвечал королю патриотическим адресом, выразив готовность принести всевозможные жертвы на пользу отечества, — и, утвердив все кредиты, которые требовало правительство на военные расходы, закрыл свои заседания до 31-го декабря 1870 года. Между тем сделаны были немедленные распоряжения о поставлении армии и ландвера на военную ногу, начались передвижения войска; но на каком пункте последует столкновение — теперь еще решить, трудно. До сих пор мы имеем только известие, что 19-го июля французский отряд, вероятно самый незначительный, производил рекогносцировку около Саарбрюкена (недалеко от Кельна), и что 21-го июля войско Саарбрюкенского гарнизона обменялось выстрелами с французскими стрелками, причем однако дело обошлось без кровопролития; да еще из последних французских газет узнаём, что прусские солдаты появлялись на французской территории близ Тионвилля.

   Важный вопрос, какое положение примут великие европейские державы в настоящей войне между Францией и Пpyccией, повидимому не подлежит сомнению: сколько можно судить по всем известиям, то они будут соблюдать строжайший нейтралитет. Что касается южно-германских государств, то связанные с Пpyccией военными трактатами, они уже объявили себя на её стороне и предписали (Бавария и Виртемберг) поставить на военную ногу свои войска, над которыми главное начальство примет наследный принц прусский. Бельгия, положение которой особенно опасно, несмотря на нейтралитет, обеспеченный ей трактатами, получила удостоверение от Франции и Пруссии, что война не коснется её территории; в том же самом, как слышно, поручилась ей и Англия, которая, по всей вероятности, тогда лишь примет участие в войне, когда нарушена будет неприкосновенность Бельгии.

   Ввиду начинающейся войны, читателям, конечно, будет интересно знать, какими силами обладают обе воюющие державы.

   В отчете, представленном законодательному корпусу перед открытием нынешней ceccии, сказано, что число французских войск простирается до 647,172 человек, из которых 434,356 в действующей армии, а остальные в резерве. Из числа действующих войск, около 63,000 находится в Алжире и 5,252 в Папской Области. Перед объявлением войны в сборе было уже 365 тысяч и значительная часть резерва, созванная для обычных летних экзерциций.

   Сверх того, законом 1-го февраля 1868 года положено: организовать подвижную национальную гвардию, в состав которой входят все французы от 20-ти до 25-летнего возраста. Гвардия эта назначается, в случае войны, для защиты крепостей и отправления службы внутри государства. В подвижную национальную гвардию уже записано 560,174 человека, и на многих пунктах она уже сформирована окончательно. Военные приготовления Франции, по указанию того же отчета, сделаны в огромных размерах. К 1-му января 1870 года было уже готово 1,973,115 ружей новой системы и более двух мильярдов патронов. В войсках и складах еще в 1868 году было более 3,5 миллионов ружей. Число новых пушек доходит до десяти тысяч. Крепости на восточной и северной границе, Валансьенн, Мезьер, Верден, Мец, Бельфор, Страсбург, Безансон и другие, значительно усилены в последнее время. В инженерных полках люди специально обучены разрушению и восстановлению железных дорог; приняты все меры для быстрой посадки войска в вагоны, устроены новые госпитали и магазины для запасов всякого рода.

   Войска Северо-германского Союза в мирное время простираются до 320,000 человек; в военное цифра эта может быть доведена до 552,000. Вместе с ландвером армия Союза доходит до 977,000 — и полагают, что она может быть вся собрана в две недели. Сверх того, южные государства Германии могут выставить следующие силы: Баден — 25 тысяч действующего войска и 8 ландвера; Виртемберг — 33 тысячи первого и 10 тыс. второго; Бавария — 86 тыс. армии и 26 тыс. ландвера; значить южно-германские государства доставят всего 166 тыс. действующего войска и 144 тыс. ландвера.

   Таким образом читатели видят, что силы, которыми может располагать Пруссия, численностью значительно превосходят силы Франции. Но зато морские силы Германии ничтожны перед французскими. Франция имеет следующий совершенно готовый флот: 55 панцирных, 233 винтовых и 48 колесных пароходов и 100 парусных кораблей. На них 4.780 пушек, 72,000 экипажа и до 28 тыс. морской пехоты. Сверх того, 27 судов строятся и могут быть легко вооружены и пущены в море. Что касается до северо-германского флота, то он весь состоит из 89 судов, большею частию мелких с 563 пушками.

   Грозные военные события отодвинули на второй план все прочие вопросы, занимавшие общественное мнение Европы. Даже ватиканский собор, обративший на себя такое напряженное внимание, потерял всякий интерес, — а между тем, по последним известиям, догмат о папской непогрешимости, для которого собственно и созван был собор, утвержден на торжественном заседании 18-го июля большинством 533 голосов против двух. Какие последствия будет иметь утверждение этого догмата — покажет будущее, но теперь оно увенчало все желания Пия IX и руководящих им ультрамонтанов и иезуитов.

   Из нескольких только-что полученных нами писем из Германии, очевидно, что народный энтузиазм достигает небывалых размеров. «Война — вот нынче единственный лозунг, пишут в одном из них.— Надо видеть, какую чертовщину вызвало это одно слово! Это святая война, это — крестовый поход!».





Похожие записи:

≡ Объявления
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Объявления
 Наука
Спиралевидный двигатель
 Подпишитесь на новости сайта
 Фонтан
Фонтан
Бросьте монетку :)
Свежие записи
Русские журналы © 2017 ·   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх