«Нива» №26,  год 1870-й. Политическое обозрение.

   Блистательные результаты плебисцита, превзошедшие самые смелые надежды приверженцев Наполеоновской династии, далеко еще не упрочили положение дел во Франции. Тотчас по окончании плебисцитного движения, обнаружились неудовольствия против «первого конституционного» министерства г. Эмиля Олливье, — и, насколько можно судить по газетным известиям, оно пало бы, если-б разнообразные партии законодательного корпуса, враждебные правительству или недовольные им, сумели составить единодушно оппозицию и выдвинуть из своей среды людей, способных стать во главе управления. Главные причины неудовольствия против г. Олливье заключаются в его колебаниях между различными партиями и в некоторых произвольных действиях, подавших врагам его повод к обвинению его в намерении восстановить личное правительство. Самое вручение результатов плебисцита императору, при котором, как известно читателям (см. № 22 Нивы), произносил речь только г. Шнейдер, президент законодательного корпуса, — возбудило негодование сената. Сенат, разработавший проэкт сенатус-консульта, т.е. основания новой конституции, — считал себя в праве принять участие в упомянутом торжестве — в лице своего президента г. Руэра, который мог бы также выразить, от имени своих сочленов, приветствия и пожелания императору и Франции; но г. Олливье устранил его — и тем вооружил против себя не только сенат, но и правую сторону законодательного корпуса, привыкшую все еще считать г. Руэра своим главой, и повинующуюся внушениям этого некогда всемощного министра, прозванного «вице-императором». Другой причиной неудовольствия сената было предложение законодательному корпусу г. Эмилем Олливье законопроекта об уменьшении содержания сенаторам на половину (они получают теперь 30,000 фр. в год, и на основании нового законопроекта будут получать по 15,000). Представление означенного законопроекта оскорбило также и государственный совет, — ибо,вопреки правилам, предоставляющим этому собранию разработку законов, кабинет внес свое предложение в палату помимо его; вследствие этого президент государственного совета г. де-Парьё подал-было в отставку, но так как он член кабинета и выход его мог бы повести к распадению министерства, то г. Олливье употребил все усилия, чтобы удержать г. де-Парьё, и убедил его наконец следующим аргументом: так как при законопроекте не было приложено поводов к оному, то кабинет не счел нужным вносить его предварительно в государственный совет, — и воспользовался правом, предоставленным ему в императорском декрете 30-го мая, где сказано, что в случае надобности кабинет может впосить законопроекты прямо в ту или другую палату. Правую сторону законодательного корпуса г. Олливье вооружил против себя отказом, которым он отвечал на требование главного плебисцитного комитета, выразившего желание образовать из себя постоянное учреждение, которое могло бы на будущее время руководить подачей голосов при выборах. Этот главный комитет образовался из членов правой стороны и правого центра под председательством герцога д’Альбюферы, и много содействовал успеху плебисцита (в числе членов этого комитета был также известный публицист, издатель Liberle, г. Эмbль де-Жирарден, принимавший деятельное участие в его трудах). В заседании законодательного корпуса 27-го мая, запрос по этому поводу представил один из членов правой стороны, г. Бетмон, — и все ожидали бурных прений, которые могли окончиться поражением министерства; но на этот раз оно спасено было личным вмешательством императора. Наполеон III, не желающий министерских перемен и лично распложенный к г. Олливье (за то, как уверяют некоторые, что этот министр никогда ни о чем его не просит и старается ничем его не тревожить), дал знать членам плебисцитного комитета, людям вполне преданным царствующей династии, чтоб они не настаивали на своем требовании; разумеется, они исполнили желание его величества, — и только г. Клеман Дювернуа прикрыл отступление, выразив прискорбие, что «парламентское министерство не позволяет конституционным партиям организоваться свободно, как то делается в свободных странах». Левая сторона, не желавшая торжества консерваторов, хранила при этом молчание, — вследствие чего г. Олливье одержал победу, и палата решила перейти к очередным делам. Гораздо более упорную борьбу пришлось выдержать кабинету во время прений законодательного корпуса 3-го июня, по поводу новой организации генеральных советов; к законопроекту об этой организации, г. Клеман Дювернуа представил две поправки: о публичности заседаний генеральных советов и о печатании протоколов о них, — и обе эти поправки, вопреки желанию кабинета. были приняты большинством. На другой день, 4-го июня порешен был запрос г. Бетмона о предоставлении права публичных собраний избирателям в члены генеральных советов; но г. Олливье взошел на трибуну и объявил, что так как некоторые члены большинства поддерживают его как бы против воли, то он находит необходимым принудить их высказаться прямо, и ставить интерпелляцию г. Бетмона «кабинетным вопросом». На этот вызов отвечал г. Жером-Давид, один из вождей правой стороны, осыпавший упреками министерство за его бессилие, колебания, мнимый либерализм и произвольные действия; казалось, начинается открытая борьба, — но вдруг оратор припомнил, что партия его не имеет еще в виду кабинета, который бы мог заменить настоящее министерство, и к общему удивлению заключил свою речь словами, что не смотря на все им сказанное он и его друзья утвердят вопрос о доверии, предложенный министром. Г. Олливье отказывался от такого снисхождения и требовал, чтобы г. Жером-Давид подал голос против кабинета. Странный спор этот продолжался несколько времени, как вдруг г. Бетмон объявил, что он берет свой запрос назад. Это расстроило планы г. Олливье, но он воспользовался статьей регламента, дозволяющего каждому члену палаты возобновить в том же заседании запрос, взятый назад его автором, — и дал знак одному из своих сторонников, молодому депутату г. Рейллю, который и предъявил снова запрос г. Бетмона уже от своего имени. Левая сторона протестовала против такого маневра — и объявила, что она подавать голосов не будет. Отказ её принять участие в голосовании был причиною неожиданного результата: палата выразила доверие министерству единогласно, то есть 189 голосами, в числе коих были конечно голоса г. Жером-Давида и его партии. Подобное выражение доверия, по словам почти всех газет, равняется поражению; но тем не менее нынешний кабинет, благодаря ловкости своего главы, одержал решительную победу, хотя насмешники и называют ее победой Пирра, — и вперед до новых случайностей положение его обеспечено.

   Много содействовал торжеству кабинета разлад, господствующий в рядах оппозиции, распавшейся на несколько фракций. Так, между прочим, после плебисцита, левая сторона распалась на две партии: от «непримиримых», которые требуют непременно республики, отделилась группа депутатов под руководством г. Эрнеста Пикара, готовая примириться с империей, если она допустит её либеральную программу. По общему мнению, группе этой суждено сделаться ядром значительной партии, а так как вождь её — человек несомненно умный я даровитый, то легко может случиться, что со временем он сделается главой кабинета.

   Бурные прения, возбуждаемые борьбой партий, препятствовали законодательному корпусу посвятить занятиям столько времени, сколько бы следовало. Из законов утвержденных им — важнее прочих новый закон о печати, хотя и не вполне удовлетворивший общественное мнение, но все таки составляющий несомненный прогресс, — ибо он предоставляет, решению суда присяжных процессы о печати, и допускает изобличение злоупотреблений, учиняемых агентами администрации. Что касается до штемпельного налога на газеты, страшно обременительного для них, то отмена его, после продолжительных прений в палате, была отсрочена до 1-го января 1872 года — по настоятельному требование министра финансов, г. Сегри, объявившего, что до тех пор казначейство не может ни чем заменить десяти миллионов, которые доставлял ему этот налог; впрочем, с 1-го января 1871 года налог будет понижен.

   Большое впечатление произвели в парижской печати и в публике запросы по поводу Сен-Готардской железной дороги, представленные в законодателном корпусе г-ном Мони, а в сенате г-ном Бренье. Дорога эта служит прямым соединением Германии и Италии через Швейцарию; для проведения её и подписан на днях договор между Северо-Германским Союзом и правительствами итальянским и швейцарским, которые в виду общей пользы назначили на построение этой линии значительные субсидии. Несомненно, дорога эта поведет к более тесному сближению между Пруссией и Италией — и до некоторой степени уменьшить значение франко-итальянской дороги через Мон-Сени. Этими двумя обстоятельствами и встревожились французские палаты, которые, однако, — после объяснений данных герцогом де-Грамоном, министром иностранных дел, в заседании законодательного корпуса (21-го июня) и сената (22-го июня), что Сен-Готардская дорога не будет иметь никакого стратегического значения, а только торговое, — постановили переход к очередным делам.

   В английских палатах, после вакаций по случаю праздника Св. Троицы, возобновились заседания. В палате лордов продолжались прения об ирландском поземельном билле, подробности о котором мы сообщим читателям по окончательном его обсуждении. В палате общин рассматривался правительственный билль о народном обучении, цель коего расширить систему образования масс, и уничтожить различные стеснения препятствующие её развитию. Что касается до марафонской катастрофы, то общественное мнение в Англии по-видимому значительно успокоилось — и по всей вероятности в виду энергических мер, принимаемых, греческим правительством, к отысканию и наказанию виновных в убиении английских туристов, а равно и для подавления разбойничества вообще. Сент-Джемский кабинет оставил свои неумеренные требования, которые впрочем и в самом начале не одинаково поддерживались различными членами британского правительства. Другой случай захвата английских подданных разбойниками произошел в конце прошедшего месяца в Испании, близ Гибралтара. Жертвами этого захвата были г.г. Боннель, дядя и племянник, которые однако были гораздо счастливее их соотечественников в Греции. Испанские бандиты отпустили сначала г. Боннеля-племянника, который привез им назначенный выкуп, а тогда освободили и г. Боннеля-дядю. Случай этот, по поводу которого был запрос испанскому кабинету со стороны английского посланника, заставил испанское правительство принять также деятельные меры против разбойничества, которое давно составляет язву Испании и держится там благодаря дурной администрации, низшие агенты которой имеют постоянно связи с бандитами. На этот раз разбойники, захватившие гг. Боннелей, были пойманы близ Севильи — и при них найдена большая часть полученной ими выкупной суммы.

   Политические дела Испании по прежнему не подвигаются ни на шаг вперед, и временное положение дел не прекращается. В заседании кортесов 10-го июня маршал Прим объявил, что он предлагал испанскую корону четырем кандидатам (по словамъ Mémorial diplomatique, кандидаты эти: король дон-Фернандо Португальский, герцог Генуэзский, граф д’Э, зять императора Бразильского, и принц Фридрих Гогенцолернский), но что все они отказались от неё. Между тем, известия из Мадрида от 14-го июня сообщают, что адмирал Топете и некоторые депутаты представили в кортесы петицию об избрании герцога Монпансье, а г. Мадос и другие выразили снова желание предложить корону маршалу Эспартеро. Ни то, ни другое по-видимому не будет иметь последствий, — так как большинство испанцев не желает Монпансье, как члена фамилии Бурбонов, торжественно устраненной от испанского престола в начале революции, низвергнувшей Изабеллу, — а престарелый маршал настойчиво и решительно отказывается от предложенной ему короны. Во всяком случае, вопрос этот может быть решен не прежде осени: заседания кортесов должны быть закрыты в конце этого месяца — и ceccия их возобновится не прежде октября или ноября. Относительно павшей династии сообщают, будто-бы бывшая королева Изабелла подписала уже свое отречение, копия с которого привезена в Мадрид; но племянник её, претендент дон-Карлос, по-видимому не думает еще отрекаться от своих притязании: приверженцы его, как слышно, собираются в различных местах Испании — и сам он издал манифест к народу, обещающий всевозможные льготы.

   В Португаллии утвердилось министерство герцога Сальданьи после переворота, совершенного им 20 мая. По вступлении в должность, герцог Сальданья издал либеральную программу, — и 9-го июня последовал ряд декретов, которыми король дон-Луис утвердил эту программу. Декретами этими учреждается коммисия для реформы палаты перов, и другая коммисия для изменения избирательного закона в либеральном смысле, — отменяется содержание получаемое депутатами кортесов, и разрешается правительству взимать налоги на основании прошлогоднего бюджета для покрытия расходов. 18-го июня последовали другие декреты, которыми даровано всем гражданам право петиций, сходок и собраний, объявлена свобода обучения и отменена смертная казнь в колониях.

   Ватиканский собор деятельно продолжает прения о схеме De Primatu pontificis romani; последняя глава этой схемы — есть знаменитый догмат о непогрешимости, утверждение которого есть цель всех желаний Пия IX. Большинство епископов будет несомненно на стороне папы, но и оппозиция весьма значительна, так что утверждение означенного догмата может иметь непредвиденные последствия, весьма опасные для папской власти. Замечательным эпизодом прений было заседание 4-го июня, когда председавший на соборе кардинал Билио насильственно перервал речь епископа Маре и объявил общие прения об означенной схеме закрытыми, — вследствие чего сорок членов собора, выразивших желание говорить по этому предмету, лишены были слова. На другой день оппозиция представила собору энергический протест, написанный кардиналом Раушером и подписанный 93 епископами. После этого началось обсуждение схемы по главам, а так как оппонентов желающих говорить — очень много, то прения могут затянуться до бесконечности; тем не менее, папе желательно, чтобы они окончились к празднику Св. Петра (29-го июня), а потому легко может быть, что и на этот раз повторится сцена 4-го июня, прения будут также насильственно закрыты — и желанный догмат непогрешимости будет, не смотря ни на что, торжественно провозглашен в Петров день.

   В Австро-Венгерской монархии теперь в полном разгаре избирательная агитация. Правительство всенародно объявило, что оно устраняется от выборов и предоставляет полную свободу населениям высказать их желания. Заявление это плохо согласуется с действиями кабинета графа Потоцкого, который, не смотря на все требования чехов, не дозволяет распустить нынешний чешский сейм, где господствует немецкое большинство, — из опасения, чтобы новые выборы не наполнили сейма членами враждебными правительству, — и всеми силами покровительствует польскому элементу в Галиции в ущерб элементу русскому составляющему там большинство. Заседание сеймов предполагается открыть во второй половине августа, и вслед за тем произведены будут выборы в рейхсрате на прежнем основании, против чего восставали и восстают славянские земли Австрии. Вообще в сложном административном механизме этой двойственной монархии — господствует полнейший разлад, не предвещающий ничего доброго; положение дел определится яснее, когда откроются сессии областных сеймов и потом заседания рейхсрата.

   В Северо-Германском Союзе самым замечательным событием было обнародование общего уголовного уложения, о принятии которого северо-германским парламентом мы уже сообщали в нашем последнем политическом обозрении.

   В половине июня в Бельгии произошел министерский кризис вследствие торжества — на выборах в палату представителей — католической партии, враждебной нынешнему либеральному кабинету г. Фрер-Орбана. 26 июня король принял отставку министров и поручил составление нового кабинета члену католической партии, сенатору, барону д’Анетану.





Похожие записи:

Предыдущая статья: Следующая статья:
≡ Объявления
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Объявления
 Наука
Спиралевидный двигатель
 Подпишитесь на новости сайта
 Фонтан
Фонтан
Бросьте монетку :)
Свежие записи
Русские журналы © 2017 ·   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх