.

«Модный свет» №6,  год 1868-й, октябрь 8-го дня. Фельетон.

   До сих пор, петербургский сентябрь далеко еще не смотрел сентябрем и давал полную возможность дамам пощеголять осенними обновками. И вот, часу во втором, в ясный солнечный день, по Николаевскому мосту идет и едет множество бархатных и плюшевых манто и кофточек; подле них возвышаются цилиндры с поднятыми кверху полями и все вместе направляется к Академии художеств на годичную выставку.

   На этой выставке все ново, начиная с перестроенной заново чудесной входной лестницы. Залы также отделаны и убраны очень художественно, так что только пройтись по ним уже доставляет эстетическое наслаждение. Но, по слабости и суетности человеческой натуры, последняя, самая новая новизна притягивает всего более. Публика мало обращает внимания на античные слепки и старые картины, а стремится к предметам, на которых выставлены номера нового указателя. Прежде всего попадешь в отделение скульптуры и получаешь возможность увидеть, как плутоватый Амур нашептывает о любви невинности. В этой группе, нам прежде всего померещилось подражание чему-то очень известному и хорошему, но подражание без блистательного результата. Далее, Ангел Надежды возбудил некоторое недоумение своим ужасно печальным выражением лица, точно знает заранее, что на него будут пенять за несбывшиеся надежды. Наконец прелестная группа из мальчика и девочки, рассматривающих птичку. Обе фигуры чрезвычайно грациозны и живы, в особенности девочка, которая заложила руки за спину, чтобы не иметь искушения дотронуться до птички, но зато так и впивается в неё глазами. И видно, что резвушка должна быть эта девочка!

   Очень хороша и сидящая грустная женщина с ребенком на коленях, работы Каменского. В картинной зале множество портретов, преимущественно мужских и даже как-то в особенности много портретов докторов. Говорят, по случаю сухости нынешнего лета, было мало больных и доктора вероятно решились воспользоваться этим свободным промежутком для портретных сеансов. Mноrиe портреты замечательно хороши, но не их ищет глаз на выставке.

   Ученических программ только три; две из них изображают Диогена, отбрасывающего от себя стакан как ненужную роскошь, в ту минуту, как он видит мальчика черпающего воду горстью, а третья представляет возвращение блудного сына. Сюжеты на этот раз слава Богу не отвлеченные и потому выполнены несравненно удачнее, чем это бывало в большинстве случаев, в особенности оба Диогена. Блудный сын вышел неудачен по композиции, может быть в наказание за свое дурное поведение. Из исторических картин, есть еще очень плохая «Сусанна» и такой-же плохой «Никодим», хоть на него и потрачено очень эффектное освещение.

   Самая большая из жанровых картин есть в тоже время и самая неудачная, хотя и принадлежит кисти Якоби. Колорит картины какой-то зеленоватый, а действующие лица улыбаются как театральные Мефистофели. При взгляде на герцога Гиза, которому принесли показать отрубленную голову врага его Колиньи, невольно вспоминается «Кромвель» в таком же положении в картине Ари Шефера и сравнение выходит очень невыгодное.

   В особенности симпатичных и художественных жанров два: Утопленник в деревне, Дмитриева, и Сцена в комнате больного, Лемоха. Как в той, так и в другой картине, драматическое впечатление произведено самым правильным путем, без всяких через чур реальных эффектов. Самого утопленника видно очень мало; из толпы выставляются только его ноги, но положение и выражение лиц всех окружающих совершенно ясно даёт понять зрителю что именно произошло.

   Точно также и в картине Лемоха: сам больной лежит за ширмами, а на виду две горюющие женщины старушка и молодая, очевидно мать и жена больного. Молодая женщина горько плачет, а горе старушки более сосредоточенно. Маленькая девочка смотрит на плачущих и сама готова заплакать. В этой же картине, нам почти в первый раз случилось увидеть совершенно верно и отлично нарисованную кошку.

   Не смотря на то, что эти животные беспрестанно встречаются на картинах и в книгах, очень близкого сходства почти не достигается. В особенности уморительны и некрасивы выходят в этих случаях грациозно играющие котята.

   Как очень резкий контраст двум только что упомянутым нами картинкам, можно привести женщину в лиловато-серых драпировках, бросающуюся с какой-то башни в воду. В указателе эта картина названа: «Утопающаяся».

   В самом конце залы есть маленькая, но очень вычурная картинка, под заглавием«Современные идеалисты». Представлена очень грязная комната с разбитыми бутылками и разным хламом на полу. За столом сидят три фигуры. Одна одета на манер Париса в комической оперетке «Орфей в Аду» и подпершись руками внимательно слушает. Другая фигура в русском наряде, с пьяным лицом и выкатившимися глазами, читает и размашисто жестикулирует. Сзади оратора стоит девица в очках, с остриженными волосами и папироской в зубах. Судя по девице и по заглавию картинки, изобразить предполагалось нигилистов, но обличение перешло в шарж и трудно угадать мысль автора.

   Прекрасных пейзажей множество. Г-н Дюккер ухитряется примирить зрителя даже с таким несносным зрелищем, как гнило-туманный день с беспрестанно падающим мелким дождем. В его пейзажах даже и ненастье приятно. Но вот является Риццони с итальянскими сценами, облитыми горячим итальянским солнцем: возникает новое, более ясное впечатление, но зато первое было как-то знакомее и ближе сердцу. Г-н Риццони выставил много картин и все они заслуживают сильной похвалы. Вообще пейзажисты работали много; некоторые из них выставили свои произведения более чем дюжинами. Так г-жа Сухово-Кобылина выставила 74 произведения.

   Чтобы не выходить из области искусств скажем несколько слов о бенефисе г. Стуколкина, в который на перерыв хлопотали достать билеты, как записные балетоманы, так и лица посещающие балет только раза два-три в году. Дело в том, что во-первых г-н Стуколкин пользуется общим расположением, а во-вторых, в бенефисе его участвовали все светила первой величины, как подающие надежды, так и блистательно оправдавшие оные. Танцевала г-жа Генриетта Дор в Корсаре, г-жа Петипа в дочери Фараона, г-жа Вазем в Золотой Рыбке; г-жа Кеммерер 1-я Бретонский танец, г-жа Вергина какое-то грациозное па и г-жа Канцырева Польку-Канкан. Сам бенефициант просто чуть не до смерти засмешил в комической сцене своих зрителей. Были впрочем и драматические ощущения, так сказать по поводу падающих звёзд. Г-жа Дор упала во время одного из своих волшебных движений, но не причинила себе никакого вреда, а только сильнее вызвала восторг и симпатию своих поклонников. Им кажется особенно приятно было убедиться, что г-жа Дор не фея, а обыкновенная смертная и следовательно не улетит со сцены, в каком-бы вихре она не закружилась.

   Упал также без всяких последствий и один из танцовщиков в дивертисементе.

   На бенефисе г-на Стуколкина присутствовал Государь Император в первый раз по возвращении в Петербург. По этому случаю, театр был иллюминован. В этот же день был на Марсовом поле Высочайшийсмотр, после которого, толпы народа долго провожали Государякриками «ура» и другими восклицаниями. Вечером город был иллюминован.

   На французской сцене дебютировала г-жа Обри, в старом водевиле «LesamoursdeCleopatre». Пьеска эта очень весела сама по себе и дебютантка исполнила роль Клеопатры чрезвычайно живо и удачно. В первом акте публика приняла новую актрису холодно и причиной этого вероятно наружность г-жи Обри, которая с первого раза не нравится, но впоследствии, выразительность физиономии и прекрасные глаза заставляют забыть первое невыгодное впечатление.

   Настоящий сезон Михайловского театра еще впрочем не начинался. Главные примадонны выступят на сцену не ранее октября и тогда же бель-этаж с бенуаром начнут ласкать глаза прелестью нарядов, причесок, лиц, бюстов, рук и всяческих приманок. Скоро также прилетят и итальянские соловьи, а с ними и дивная Патти, о которой в обществе ходит уже так много толков. Рассказывают, что Патти уже с семилетнего возраста начала петь в концертах и имела громадный успех. Правильно учиться она никогда не хотела, а запоминала по слуху те арии которые играл и пел муж её сестры. Даже и теперь, примадонна не обращает никакого внимания ни на восторженные похвалы, ни на критические замечания, печатаемые о ней в газетах. Говорят, будто у ней в доме строжайше запрещено попадаться на глаза какой-бы то ни было газете. Не знаем, читает-ли она хоть похвалы адресуемые ей в стихах; если нет — то тем упорнее будут состязаться поэты, надеясь победить упрямство девы силой поэзии. Судя по портретам, г-жа Патти очень красива, а о том как она играет, будем судить когда увидим её на сцене. Петь хорошо Патти должна уже и потому, что в ней соединяются так сказать два голоса. Мать её, тоже очень хорошая певица, лишилась голоса тотчас по рождении Аделины. Малютка может быть присвоила его себе и потому поет и пела всегда с изумительной легкостью. Говорят, что усталости для Патти не существует.

   Петербургские жители смело могут сказать, что они уже предвкушали наслаждение слышать Патти. Перед 17 сентября, один кондитер объявлял, что у него приготовлены именинные пироги Патти, Лукка, Генриетта Дор и проч. В газетах случается читать обещания «значительной премии» за ложу на один из абонементов итальянской оперы и из этого следует, что несчастным смертным, не имеющимвозможности абонироваться, будет очень трудно добиться билета хоть на одно представление. Что-ж остаётся делать таким несчастливцам? — Кушать для услаждения хоть пироги, посвященные примадоннам и усердно читать газетные фельетоны.

   На русской сцене в бенефисе Малышева шла пьеса московского актера Самарина «Перемелется мука будет». Содержание пьесы следующее: У одного купца, бывшего прежде крепостным, сын кончил курс кандидатом университета и оказался серьезным человеком. Есть надежда, что он будет со временем профессором. Пока, этот сын живет домашним учителем у одного графа, родного брата бывшего помещика своего отца. У графа есть дочь. Молодые люди сходятся и нравятся друг другу. Камердинер графа подслушивает их разговор в саду и передает своему барину. Граф решается покончить дело без скандала, объявляет учителю, что раздумал готовить сына в университет и отпускает его. Молодая графиня тоскует, впадает в чахотку и умирает. Перед смертью, она еще раз видится с учителем и завещает ему не падать духом, а продолжать работать и приносить пользу обществу. Г-н Самойлов был чрезвычайно хорош в роли графа.





Похожие записи:

≡ Объявления
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Русские журналы © 2018 ·   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх